StudyEnglishWords

5#

Наполеон Ноттингхильский. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Наполеон Ноттингхильский". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 378 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 26 из 160  ←предыдущая следующая→ ...

I said as I came up the hill that the new humour was the last of the religions.
Восходя на эту гору, я сказал, что новый юмор -- последняя из человеческих религий.
You have made it the last of the superstitions.
Ты же объявил его последним из предрассудков.
But let me give you a very serious warning.
Однако позволь тебя круто предостеречь.
Be careful how you ask me to do anything outre, to imitate the man in the pantomime, and to sit on my hat.
Будь осторожнее, предлагая мне выкинуть что-нибудь outre, {Необычное (фр.)} в подражание, скажем, клоуну, сесть, положим, на свою шляпу.
Because I am a man whose soul has been emptied of all pleasures but folly.
Ибо я из тех людей, которым душу не тешит ничего, кроме дурачества.
And for twopence I’d do it.”
И за такую выходку я с тебя и двух пенсов не возьму.
“Do it then,” said Lambert, swinging his stick impatiently.
“It would be funnier than the bosh you and Barker talk.”
-- Ну и давай, в чем же дело,-- молвил Ламберт, нетерпеливо размахивая тростью.-- Все будет смешнее, чем та чепуха, что вы мелете наперебой с Баркером.
Quin, standing on the top of the hill, stretched his hand out towards the main avenue of Kensington Gardens.
Квин, стоя на самой вершине холма, простер длань к главной аллее Кенсингтон-Гарденз.
“Two hundred yards away,” he said, “are all your fashionable acquaintances with nothing on earth to do but to stare at each other and at us.
-- За двести ярдов отсюда,-- сказал он, -- разгуливают ваши светские знакомцы, и делать им нечего, кроме как глазеть на вас и друг на друга.
We are standing upon an elevation under the open sky, a peak as it were of fantasy, a Sinai of humour.
А мы стоим на возвышении под открытым небом, на фантасмагорическом плато, на Синае, воздвигнутом юмором.
We are in a great pulpit or platform, lit up with sunlight, and half London can see us.
Мы -- на кафедре, а хотите -- на просцениуме, залитом солнечным светом, мы видны половине Лондона.
Be careful how you suggest things to me.
Поосторожнее с предложениями!
For there is in me a madness which goes beyond martyrdom, the madness of an utterly idle man.”
Ибо во мне таится безумие более, нежели мученическое, безумие полнейшей праздности.
“I don’t know what you are talking about,” said Lambert, contemptuously.
“I only know I’d rather you stood on your silly head, than talked so much.”
-- Не возьму я в толк, о чем ты болтаешь,-- презрительно отозвался Ламберт.-- Ей-богу, чем трепаться, лучше бы ты поторчал вверх ногами, авось в твоей дурацкой башке что-нибудь встанет на место!
“Auberon! for goodness’ sake...” cried Barker, springing forward; but he was too late.
-- Оберон!
Ради Бога!...-- вскрикнул Баркер, кидаясь к нему; но было поздно.
Faces from, all the benches and avenues were turned in their direction.
На них обернулись со всех скамеек и всех аллей.
Groups stopped and small crowds collected; and the sharp sunlight picked out the whole scene in blue, green and black, like a picture in a child’s toy-book.
Гуляки останавливались и толпились; а яркое солнце обрисовывало всю сцену в синем, зеленом и черном цветах, словно рисунок в детском альбоме.
And on the top of the small hill Mr. Auberon Quin stood with considerable athletic neatness upon his head, and waved his patent-leather boots in the air.
На вершине невысокого холма мистер Оберон Квин довольно ловко стоял на голове, помахивая ногами в лакированных туфлях.
скачать в HTML/PDF
share