StudyEnglishWords

5#

Наполеон Ноттингхильский. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Наполеон Ноттингхильский". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 67 из 160  ←предыдущая следующая→ ...

All this he knew, not because he was a philosopher or a genius, but because he was a child.
Все это он знал не потому, что был философом или гением, а потому, что оставался ребенком.
Any one who cares to walk up a side slum like Pump Street, can see a little Adam claiming to be king of a paving-stone.
Пройдите по любому закоулку вроде Насосного -- увидите там маленького Адама, властелина торца мостовой: он тем горделивее, чем меньше этот торец, а лучше всего -- если на нем еле-еле умещаются две ступни.
And he will always be proudest if the stone is almost too narrow for him to keep his feet inside it.
И вот, когда он однажды собрался, не щадя живота, защищать то ли кусок тротуара, то ли неприступную твердыню крыльца, он встретил короля: тот бросил несколько насмешливых фраз -- и навсегда определил границы его души.
It was while he was in such a dream of defensive battle, marking out some strip of street or fortress of steps as the limit of his haughty claim, that the King had met him, and, with a few words flung in mockery, ratified for ever the strange boundaries of his soul.
С тех пор он только и помышлял о защите Ноттинг-Хилла в смертельном бою: помышлял так же привычно, как едят, пьют или раскуривают трубку.
Thenceforward the fanciful idea of the defence of Notting Hill in war became to him a thing as solid as eating or drinking or lighting a pipe.
He disposed his meals for it, altered his plans for it, lay awake in the night and went over it again.
Впрочем, ради этого он забывал о еде, менял свои планы, просыпался среди ночи и все передумывал заново.
Two or three shops were to him an arsenal; an area was to him a moat; corners of balconies and turns of stone steps were points for the location of a culverin or an archer.
Две-три лавчонки служили ему арсеналом; приямок превращался в крепостной ров; на углах балконов и на выступах крылечек размещались мушкетеры и лучники.
It is almost impossible to convey to any ordinary imagination the degree to which he had transmitted the leaden London landscape to a romantic gold.
Почти невозможно представить себе, если не поднапрячься, как густо покрыл он свинцовый Лондон романтической позолотой.
The process began almost in babyhood, and became habitual like a literal madness.
Началось это с ним чуть ли не во младенчестве, и со временем стало чем-то вроде обыденного безумия.
It was felt most keenly at night, when London is really herself, when her lights shine in the dark like the eyes of innumerable cats, and the outline of the dark houses has the bold simplicity of blue hills.
Оно было всевластно по ночам, когда Лондон больше всего похож на себя; когда городские огни мерцают во тьме, как глаза бесчисленных кошек, а в упрощенных очертаниях черных домов видятся контуры синих гор.
But for him the night revealed instead of concealing, and he read all the blank hours of morning and afternoon, by a contradictory phrase, in the light of that darkness.
Но от него-то ночь ничего не прятала, ему она все открывала, и в бледные утренние и дневные часы он жил, если можно так выразиться, при свете ночной темноты.
скачать в HTML/PDF
share