StudyEnglishWords

5#

Наполеон Ноттингхильский. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Наполеон Ноттингхильский". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 389 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 78 из 160  ←предыдущая следующая→ ...

Do not despise the lead soldiers, Mr. Turnbull.”
Не презирайте оловянных солдатиков, мистер Тернбулл.
“I don’t,” said Mr. Turnbull, of the toy-shop, shortly, but with great emphasis.
-- Я и не презираю, -- кратко, но очень веско отозвался мистер Тернбулл.
“I am glad to hear it,” replied Wayne.
“I confess that I feared for my military schemes the awful innocence of your profession.
-- Рад это слышать,-- заметил Уэйн.-- Признаюсь, я опасался говорить о войне с вами, чей удел -- дивная безмятежность.
How, I thought to myself, will this man, used only to the wooden swords that give pleasure, think of the steel swords that give pain?
Как, спрашивал я себя, как этот человек, привыкший к игрушечному перестуку деревянных мечей, помыслит о мечах стальных, вспарывающих плоть?
But I am at least partly reassured.
Но отчасти вы меня успокоили.
Your tone suggests to me that I have at least the entry of a gate of your fairyland...the gate through which the soldiers enter, for it cannot be denied...I ought, sir, no longer to deny, that it is of soldiers that I come to speak.
Судя по вашему тону, предо мною приоткрыты хотя бы одни врата вашего волшебного царства -- те врата, в которые входят солдатики, ибо -- не должно более таиться -- я пришел к вам, сэр, говорить о солдатах настоящих.
Let your gentle employment make you merciful towards the troubles of the world.
Да умилосердит вас ваше тихое занятие перед лицом наших жестоких горестей.
Let your own silvery experience tone down our sanguine sorrows.
И ваш серебряный покой да умиротворит наши кровавые невзгоды.
For there is war in Notting Hill.”
Ибо война стоит на пороге Ноттинг-Хилла.
The little toy-shop keeper sprang up suddenly, slapping his fat hands like two fans on the counter.
Низенький хозяин игрушечной лавки вдруг подскочил и всплеснул пухленькими ручонками, растопырив пальцы: словно два веера появились над прилавком.
“War?” he cried.
“Not really, sir?
Is it true?
-- Война? -- воскликнул он.-- Нет, правда, сэр?
Oh, what a joke?
Кроме шуток?
Oh, what a sight for sore eyes!”
Ох, ну и дела!
Вот утешенье-то на старости лет!
Wayne was almost taken aback by this outburst.
Уэйн отшатнулся при этой вспышке восторга.
“I am delighted,” he stammered.
“I had no notion...”
-- Я... это замечательно,-- бормотал он.-- Я и подумать не смел...
He sprang out of the way just in time to avoid Mr. Turnbull, who took a flying leap over the counter and dashed to the front of the shop.
Он посторонился как раз вовремя, а то бы мистер Тернбулл, одним прыжком перескочив прилавок, налетел на него.
“You look here, sir,” he said; “you just look here.”
-- Гляньте, гляньте-ка, сэр, -- сказал он.-- Вы вот на что гляньте.
He came back with two of the torn posters in his hand which were flapping outside his shop.
Он вернулся с двумя афишами, сорванными с газетных щитов.
“Look at those, sir,” he said, and flung them down on the counter.
-- Вы только посмотрите, сэр, -- сказал он, расстилая афиши на прилавке.
Wayne bent over them, and read on one:
Уэйн склонился над прилавком и прочел:
“LAST FIGHTING. REDUCTION OF THE CENTRAL DERVISH CITY. REMARKABLE, ETC.”
ПОСЛЕДНЕЕ СРАЖЕНИЕ.
ВЗЯТИЕ ГЛАВНОГО ОПЛОТА ДЕРВИШЕЙ.
ПОТРЯСАЮЩИЕ ПОДРОБНОСТИ и проч.
On the other he read:
И на другой афише:
“LAST SMALL REPUBLIC ANNEXED. NICARAGUAN CAPITAL SURRENDERS AFTER A MONTH’S FIGHTING. GREAT SLAUGHTER.”
ГИБЕЛЬ ПОСЛЕДНЕЙ МАЛЕНЬКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
СТОЛИЦА НИКАРАГУА СДАЛАСЬ ПОСЛЕ ТРИДЦАТИДНЕВНЫХ БОЕВ.
КРОВАВОЕ ПОБОИЩЕ.
Wayne bent over them again, evidently puzzled; then he looked at the dates.
В некоторой растерянности Уэйн перечел афиши, потом поглядел на даты.
They were both dated in August fifteen years before.
И та, и другая датирована была августом пятнадцатилетней давности.
“Why do you keep these old things?” he said, startled entirely out of his absurd tact of mysticism.
“Why do you hang them outside your shop?”
-- А зачем вам это старье? -- спросил он, уж и не думая о тактичном подходе и о мистических призваниях.-- Зачем вы это вывесили перед магазином?
скачать в HTML/PDF
share