5#

Отец Горио. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Отец Горио". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 11 из 300  ←предыдущая следующая→ ...

The dreary surroundings were reflected in the costumes of the inmates of the house; all were alike threadbare.
Вот почему удручающему виду всей обстановки дома соответствовала и одежда завсегдатаев его, дошедших до такого же упадка.
The color of the men’s coats were problematical; such shoes, in more fashionable quarters, are only to be seen lying in the gutter; the cuffs and collars were worn and frayed at the edges; every limp article of clothing looked like the ghost of its former self.
На мужчинах — сюртуки какого-то загадочного цвета, обувь такая, какую в богатых кварталах бросают за ворота, ветхое белье, — словом, одна видимость одежды.
The women’s dresses were faded, old-fashioned, dyed and re-dyed; they wore gloves that were glazed with hard wear, much-mended lace, dingy ruffles, crumpled muslin fichus.
На женщинах — вышедшие из моды, перекрашенные и снова выцветшие платья, старые, штопаные кружева, залоснившиеся перчатки, пожелтевшие воротнички и на плечах — дырявые косынки.
So much for their clothing; but, for the most part, their frames were solid enough; their constitutions had weathered the storms of life; their cold, hard faces were worn like coins that have been withdrawn from circulation, but there were greedy teeth behind the withered lips.
Но если такова была одежда, то тело почти у всех оказывалось крепко сбитым, здоровье выдерживало натиск житейских бурь, а лицо было холодное, жесткое, полустертое, как изъятая из обращения монета.
Увядшие рты были вооружены хищными зубами.
Dramas brought to a close or still in progress are foreshadowed by the sight of such actors as these, not the dramas that are played before the footlights and against a background of painted canvas, but dumb dramas of life, frost-bound dramas that sere hearts like fire, dramas that do not end with the actors’ lives.
В судьбе этих людей чувствовались драмы, уже законченные или в действии: не те, что разыгрываются при свете рампы, в расписных холстах, а драмы, полные жизни и безмолвные, застывшие и горячо волнующие сердце, драмы, которым нет конца.
Mlle.
Michonneau, that elderly young lady, screened her weak eyes from the daylight by a soiled green silk shade with a rim of brass, an object fit to scare away the Angel of Pity himself.
Старая дева Мишоно носила над слабыми глазами грязный козырек из зеленой тафты на медной проволоке, способный отпугнуть самого ангела-хранителя.
Her shawl, with its scanty, draggled fringe, might have covered a skeleton, so meagre and angular was the form beneath it.
Шаль с тощей плакучей бахромой, казалось, облекала один скелет, — так угловаты были формы, сокрытые под ней.
Yet she must have been pretty and shapely once.
Надо думать, что некогда она была красива и стройна.
What corrosive had destroyed the feminine outlines?
Какая же кислота стравила женские черты у этого создания?
Was it trouble, or vice, or greed?
Порок ли, горе или скупость?
Had she loved too well?
Не злоупотребила ли она утехами любви, или была просто куртизанкой?
Had she been a second-hand clothes dealer, a frequenter of the backstairs of great houses, or had she been merely a courtesan?
Was she expiating the flaunting triumphs of a youth overcrowded with pleasures by an old age in which she was shunned by every passer-by?
Her vacant gaze sent a chill through you; her shriveled face seemed like a menace.
Не искупала ли она триумфы дерзкой юности, к которой хлынули потоком наслажденья, старостью, пугавшей всех прохожих?
Теперь ее пустой взгляд нагонял холод, неприятное лицо было зловеще.
скачать в HTML/PDF
share