5#

Отец Горио. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Отец Горио". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 14 из 300  ←предыдущая следующая→ ...

A book might have been made of her story.
Ее история могла бы стать сюжетом целой книги.
Her father was persuaded that he had sufficient reason for declining to acknowledge her, and allowed her a bare six hundred francs a year; he had further taken measures to disinherit his daughter, and had converted all his real estate into personalty, that he might leave it undivided to his son.
Отец Викторины находил какой-то повод не признавать ее своею дочерью, отказывался взять ее к себе и не давал ей больше шестисот франков в год, а все свое имущество он обратил в такие ценности, какие мог бы передать целиком сыну.
Victorine’s mother had died broken-hearted in Mme.
Couture’s house; and the latter, who was a near relation, had taken charge of the little orphan.
Когда мать Викторины, приехав перед смертью к дальней своей родственнице вдове Кутюр, умерла от горя, г-жа Кутюр стала заботиться о сироте, как о родном ребенке.
Unluckily, the widow of the commissary-general to the armies of the Republic had nothing in the world but her jointure and her widow’s pension, and some day she might be obliged to leave the helpless, inexperienced girl to the mercy of the world.
К сожалению, у вдовы интендантского комиссара времен Республики не было ровно ничего, кроме пенсии да вдовьего пособия, и бедная, неопытная, ничем не обеспеченная девушка могла когда-нибудь остаться без нее на произвол судьбы.
The good soul, therefore, took Victorine to mass every Sunday, and to confession once a fortnight, thinking that, in any case, she would bring up her ward to be devout.
Каждое воскресенье добрая женщина водила Викторину к обедне, каждые две недели — к исповеди, чтобы на случай жизненных невзгод воспитать ее в благочестии.
She was right; religion offered a solution of the problem of the young girl’s future.
The poor child loved the father who refused to acknowledge her.
Once every year she tried to see him to deliver her mother’s message of forgiveness, but every year hitherto she had knocked at that door in vain; her father was inexorable.
И г-жа Кутюр была вполне права.
Религиозные чувства открывали какое-то будущее перед этой отвергнутой дочерью, которая любила отца и каждый год ходила к нему, пытаясь передать прощенье от своей матери, но ежегодно натыкалась в отцовском доме на неумолимо замкнутую дверь.
Her brother, her only means of communication, had not come to see her for four years, and had sent her no assistance; yet she prayed to God to unseal her father’s eyes and to soften her brother’s heart, and no accusations mingled with her prayers.
Брат ее, единственный возможный посредник между нею и отцом, за все четыре года ни разу не зашел ее проведать и не оказывал ей помощи ни в чем.
Она молила бога раскрыть глаза отцу, смягчить сердце брата и, не осуждая их, молилась за обоих.
Mme.
Couture and Mme.
Vauquer exhausted the vocabulary of abuse, and failed to find words that did justice to the banker’s iniquitous conduct; but while they heaped execrations on the millionaire, Victorine’s words were as gentle as the moan of the wounded dove, and affection found expression even in the cry drawn from her by pain.
Для характеристики их варварского поведения г-жа Кутюр и г-жа Воке не находили слов в бранном лексиконе.
В то время как они кляли бесчестного миллионера, Викторина произносила кроткие слова, похожие на воркованье раненого голубя, где и самый стон звучит любовью.
скачать в HTML/PDF
share