5#

Отец Горио. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Отец Горио". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 164 из 300  ←предыдущая следующая→ ...

The young man in the balcony of a theatre who displays a gorgeous waistcoat for the benefit of the fair owners of opera glasses, has very probably no socks in his wardrobe, for the hosier is another of the genus of weevils that nibble at the purse.
Когда молодой человек, сидя в театре на балконе, привлекает к себе лорнеты юных дам своим ошеломительным жилетом, то еще сомнительно, надеты ли на нем носки: чулочник тоже относится к породе долгоносиков, которые подтачивают кошелек.
This was Rastignac’s condition.
Так жил и Растиньяк.
His purse was always empty for Mme.
Vauquer, always full at the demand of vanity; there was a periodical ebb and flow in his fortunes, which was seldom favorable to the payment of just debts.
В кошельке его, всегда пустом для г-жи Воке и полном для потребностей тщеславия, происходили причудливые приливы и отливы, наперекор самым насущным платежам.
If he was to leave that unsavory and mean abode, where from time to time his pretensions met with humiliation, the first step was to pay his hostess for a month’s board and lodging, and the second to purchase furniture worthy of the new lodgings he must take in his quality of dandy, a course that remained impossible.
Если он так хотел расстаться со зловонным, гнусным пансионом, где все его великосветские претензии терпели унижение, — что ему стоило уплатить за месяц своей хозяйке и купить обстановку для собственной квартиры независимого денди?
А как раз это всегда оказывалось невозможным.
Rastignac, out of his winnings at cards, would pay his jeweler exorbitant prices for gold watches and chains, and then, to meet the exigencies of play, would carry them to the pawnbroker, that discreet and forbidding-looking friend of youth; but when it was a question of paying for board or lodging, or for the necessary implements for the cultivation of his Elysian fields, his imagination and pluck alike deserted him.
Чтобы обеспечить себе деньги для игры, у Растиньяка хватало сметки после выигрыша покупать у ювелира ценные золотые цепочки и карманные часы, приберегая их для ломбарда, этого мрачного и скрытного друга юности, но когда шло дело о плате за квартиру, за еду иль о покупке орудий, необходимых при разработке светских недр, у него пропадали изобретательность и смелость.
There was no inspiration to be found in vulgar necessity, in debts contracted for past requirements.
Повседневные нужды, долги для удовлетворения будничных потребностей его не вдохновляли.
Like most of those who trust to their luck, he put off till the last moment the payment of debts that among the bourgeoisie are regarded as sacred engagements, acting on the plan of Mirabeau, who never settled his baker’s bill until it underwent a formidable transformation into a bill of exchange.
Подобно большинству людей, познавших такую жизнь на авось, он до последнего момента оттягивал платеж по тем долгам, которые являются священными в глазах мещан, — так поступал и Мирабо, оплачивая забранный им хлеб только тогда, когда весь этот хлеб вставал перед ним в грозном виде опротестованного векселя.
скачать в HTML/PDF
share