5#

Отец Горио. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Отец Горио". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 213 из 300  ←предыдущая следующая→ ...

— Look you here, you slut,” he said to the old maid, “they are all afraid of me, do you see? but the sight of you turns them sick.
Эй ты, вобла, — обратился он к старой деве, — посмотри на них.
На меня они глядят со страхом, а при взгляде на тебя их всех тошнит от омерзения.
Rake in your gains.”
Получай то, что заслужила.
He was silent for a moment, and looked round at the lodgers’ faces.
Он замолчал, посматривая на нахлебников.
“What dolts you are, all of you!
— Какой у вас дурацкий вид!
Have you never seen a convict before?
Никогда не видели каторжника?
A convict of Collin’s stamp, whom you see before you, is a man less weak-kneed than others; he lifts up his voice against the colossal fraud of the Social Contract, as Jean Jacques did, whose pupil he is proud to declare himself.
Каторжник такой закалки, как Коллен, тот самый, что перед вами, — это человек, менее трусливый, чем остальные люди, он протестует против коренных нарушений общественного договора, о котором говорил Жан-Жак, а я горжусь честью быть его учеником.
In short, I stand here single-handed against a Government and a whole subsidized machinery of tribunals and police, and I am a match for them all.”
Я один против правительства со всеми его жандармами, бюджетами, судами и вожу их за нос.
“Ye gods!” cried the painter, “what a magnificent sketch one might make of him!”
— Черт побери!
Он так и просится на картину, — заметил художник.
“Look here, you gentlemen-in-waiting to his highness the gibbet, master of ceremonies to the widow” (a nickname full of sombre poetry, given by prisoners to the guillotine), “be a good fellow, and tell me if it really was Fil-de-Soie who sold me.
— Ты, дядька его высочества палача, гофмейстер Вдовы (такое прозвище, овеянное поэзией ужаса, дали каторжники гильотине), — сказал Коллен, оборачиваясь к начальнику сыскной полиции, — будь добр, подтверди, если меня предал Шелковинка!
I don’t want him to suffer for some one else, that would not be fair.”
Я не хочу, чтобы он расплачивался за другого, это было бы несправедливо.
But before the chief had time to answer, the rest of the party returned from making their investigations upstairs.
Everything had been opened and inventoried.
A few words passed between them and the chief, and the official preliminaries were complete.
В это время полицейские, все перерыв у него в комнате и составив опись, вернулись и стали шопотом докладывать начальнику.
Допрос закончился.
“Gentlemen,” said Collin, addressing the lodgers, “they will take me away directly.
— Господа, — обратился Коллен к нахлебникам, — сейчас меня уведут.
You have all made my stay among you very agreeable, and I shall look back upon it with gratitude.
Пока я жил здесь, вы были все со мной любезны, я сохраню признательность за это.
Receive my adieux, and permit me to send you figs from Provence.”
Примите мой прощальный привет.
Разрешите прислать вам из Прованса винных ягод.
He advanced a step or two, and then turned to look once more at Rastignac.
Он сделал несколько шагов, но обернулся взглянуть на Растиньяка.
“Good-bye, Eugene,” he said, in a sad and gentle tone, a strange transition from his previous rough and stern manner.
— Прощай, Эжен, — сказал он нежным и грустным тоном, так поразительно непохожим на грубый тон его речей. 
“If you should be hard up, I have left you a devoted friend,” and, in spite of his shackles, he managed to assume a posture of defence, called,
— На случай, если тебе придется трудно, я оставляю тебе преданного друга.
Несмотря на наручники, он все же встал в позицию, притопнул ногой, как учитель фехтования, и, крикнув:
скачать в HTML/PDF
share