5#

Отец Горио. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Отец Горио". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 227 из 300  ←предыдущая следующая→ ...

“And when will the rooms be ready?” asked Eugene, looking round.
— А когда же квартира будет окончательно готова? — спросил Эжен, оглядывая комнату. 
“We must all leave them this evening, I suppose.”
— Значит, сегодня нам приходится расстаться!
“Yes, but to-morrow you must come and dine with me,” she answered, with an eloquent glance.
— Да, но завтра вы обедаете у меня, — ответила Дельфина с лукавым видом. 
“It is our night at the Italiens.”
— Завтра Итальянская опера.
“I shall go to the pit,” said her father.
— Я пойду в партер, — заявил папаша Горио.
It was midnight.
Настала полночь.
Mme. de Nucingen’s carriage was waiting for her, and Father Goriot and the student walked back to the Maison Vauquer, talking of Delphine, and warming over their talk till there grew up a curious rivalry between the two violent passions.
За Дельфиной приехала карета.
Студент и папаша Горио направились в
«Дом Воке» и, разговаривая о Дельфине, все больше и больше восхищались ею, что превратило их беседу в своеобразный словесный поединок между двумя всесильными страстями.
Eugene could not help seeing that the father’s self-less love was deeper and more steadfast than his own.
Эжен не мог скрыть от себя, что отцовская любовь, чуждая всякого эгоистического интереса, затмевала его любовь своей неколебимостью и глубиной.
For this worshiper Delphine was always pure and fair, and her father’s adoration drew its fervor from a whole past as well as a future of love.
Для отца кумир оставался неизменно чистым и прекрасным, и обожание укреплялось не только мыслями о будущем, но и всем прошлым.
They found Mme.
Vauquer by the stove, with Sylvie and Christophe to keep her company; the old landlady, sitting like Marius among the ruins of Carthage, was waiting for the two lodgers that yet remained to her, and bemoaning her lot with the sympathetic Sylvie.
Придя домой, они застали вдову Воке сиротливо сидящей у печки лишь в обществе Сильвии и Кристофа.
Старуха хозяйка напоминала Мария среди развалин Карфагена.
Она поджидала двух оставшихся у нее жильцов, изливая перед Сильвией свое горе.
Tasso’s lamentations as recorded in Byron’s poem are undoubtedly eloquent, but for sheer force of truth they fall far short of the widow’s cry from the depths.
Как ни красноречивы жалобы на жизнь, которые лорд Байрон вложил в уста своего Тассо, но им далеко до жизненной правды, звучавшей в сетованиях вдовы Воке.
“Only three cups of coffee in the morning, Sylvie!
— Сильвия, значит, завтра утром придется готовить только три чашки кофе.
Oh dear! to have your house emptied in this way is enough to break your heart.
Каково!
Дом опустел; прямо сердце разрывается на части.
What is life, now my lodgers are gone?
Что за жизнь без нахлебников?
Nothing at all.
Just think of it!
It is just as if all the furniture had been taken out of the house, and your furniture is your life.
Ничто.
Обезлюдел мой дом.
В пустом доме нет жизни.
How have I offended heaven to draw down all this trouble upon me?
Чем я грешна перед богом, что накликала на себя все эти беды?
And haricot beans and potatoes laid in for twenty people!
Запас-то фасоли и картофеля сделан на двадцать человек.
The police in my house too!
У меня в доме — и вдруг полиция!
We shall have to live on potatoes now, and Christophe will have to go!”
Ведь нам придется есть одну картошку!
Надо будет рассчитать Кристофа.
The Savoyard, who was fast asleep, suddenly woke up at this, and said,
“Madame,” questioningly.
Спавший савояр встрепенулся и спросил:
— Что прикажете?
“Poor fellow!” said Sylvie, “he is like a dog.”
— Бедный парень!
Он вроде как сторожевой пес, — заметила Сильвия.
скачать в HTML/PDF
share