5#

Отец Горио. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Отец Горио". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 24 из 300  ←предыдущая следующая→ ...

She left the next day, forgot to pay for six months’ board, and left behind her wardrobe, cast-off clothing to the value of five francs.
На другой же день она уехала, забыв при этом уплатить за полгода своего пребывания в пансионе и оставив после себя хлам, оцененный в пять франков.
Eagerly and persistently as Mme.
Vauquer sought her quondam lodger, the Comtesse de l’Ambermesnil was never heard of again in Paris.
Как ни ретиво взялась за розыски г-жа Воке, ей не удалось получить в Париже никакой справки о графине де л'Амбермениль.
The widow often talked of this deplorable business, and regretted her own too confiding disposition.
As a matter of fact, she was as suspicious as a cat; but she was like many other people, who cannot trust their own kin and put themselves at the mercy of the next chance comer — an odd but common phenomenon, whose causes may readily be traced to the depths of the human heart.
Она часто вспоминала об этом печальном происшествии, плакалась на свою чрезмерную доверчивость, хотя была недоверчивее кошки; но в этом отношении г-жа Воке имела сходство со многими людьми, которые не доверяют своим близким и отдаются в руки первого встречного, — странное психологическое явление, но оно факт, и его корни нетрудно отыскать в самой человеческой душе.
Perhaps there are people who know that they have nothing more to look for from those with whom they live; they have shown the emptiness of their hearts to their housemates, and in their secret selves they are conscious that they are severely judged, and that they deserve to be judged severely; but still they feel an unconquerable craving for praises that they do not hear, or they are consumed by a desire to appear to possess, in the eyes of a new audience, the qualities which they have not, hoping to win the admiration or affection of strangers at the risk of forfeiting it again some day.
Быть может, некоторые люди не в состоянии ничем снискать расположение тех, с кем они живут, и, обнаружив перед ними всю пустоту своей души, чувствуют, что окружающие втайне выносят им заслуженно суровый приговор; но в то же время такие люди испытывают непреодолимую потребность слышать похвалы себе, — а как раз этого не слышно, или же их снедает страстное желанье показать в себе достоинства, каких на самом деле у них нет, и ради этого они стремятся завоевать любовь или уважение людей им посторонних, рискуя пасть когда-нибудь и в их глазах.
Or, once more, there are other mercenary natures who never do a kindness to a friend or a relation simply because these have a claim upon them, while a service done to a stranger brings its reward to self-love.
Such natures feel but little affection for those who are nearest to them; they keep their kindness for remoter circles of acquaintance, and show most to those who dwell on its utmost limits.
Наконец есть личности, своекорыстные по самой их природе: ни близким, ни друзьям они не делают добра по той причине, что это только долг; а если они оказывают услуги незнакомым, они тем самым поднимают себе цену; поэтому чем ближе стоит к ним человек, тем меньше они его любят; чем дальше он от них, тем больше их старанье услужить.
Mme.
Vauquer belonged to both these essentially mean, false, and execrable classes.
И, несомненно, в г-же Воке соединились обе эти натуры, по самому существу своему мелкие, лживые и гадкие.
“If I had been there at the time,” Vautrin would say at the end of the story,
— Будь я тогда здесь, — говаривал Вотрен, — с вами не приключилось бы такой напасти.
“I would have shown her up, and that misfortune would not have befallen you.
Я бы вывел эту пройдоху на свежую воду.
I know that kind of phiz!”
Их штучки мне знакомы.
Like all narrow natures, Mme.
Vauquer was wont to confine her attention to events, and did not go very deeply into the causes that brought them about; she likewise preferred to throw the blame of her own mistakes on other people, so she chose to consider that the honest vermicelli maker was responsible for her misfortune.
It had opened her eyes, so she said, with regard to him.
Как все ограниченные люди, г-жа Воке обычно не выходила из круга самих событий и не вдавалась в их причины.
Свои ошибки она охотно валила на других.
Когда ее постиг этот убыток, то для нее первопричиной такого злоключенья оказался честный вермишельщик; с той поры у нее, как говорила она, раскрылись на него глаза.
скачать в HTML/PDF
share