5#

Отец Горио. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Отец Горио". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 27 из 300  ←предыдущая следующая→ ...

What had brought about this decline and fall?
Conjecture was keen, but investigation was difficult.
О причинах этого падения строили догадки все кому не лень.
Дело трудное.
Father Goriot was not communicative; in the sham countess’ phrase he was “a curmudgeon.”
Как говорила лжеграфиня, папаша Горио был скрытен, себе на уме.
Empty-headed people who babble about their own affairs because they have nothing else to occupy them, naturally conclude that if people say nothing of their doings it is because their doings will not bear being talked about; so the highly respectable merchant became a scoundrel, and the late beau was an old rogue.
По логике людей пустоголовых, всегда болтливых, потому что, кроме пустяков, им нечего сказать, всякий, кто не болтает о своих делах, очевидно, занимается зловредными делами.
Так «именитый купец» превратился в мазурика, а «волокита» — в старого шута.
Opinion fluctuated.
Sometimes, according to Vautrin, who came about this time to live in the Maison Vauquer, Father Goriot was a man who went on
‘Change and dabbled (to use the sufficiently expressive language of the Stock Exchange) in stocks and shares after he had ruined himself by heavy speculation.
Sometimes it was held that he was one of those petty gamblers who nightly play for small stakes until they win a few francs.
Папаша Горио то оказывался человеком, который забегал на биржу и там, по энергичному выражению финансового языка, пощипывал на ренте, после того, как разорился на большой игре, — такова была версия Вотрена, поселившегося тогда в
«Доме Воке»; а то он был одним из мелких игроков, что каждый вечер ставят на счастье и выигрывают франков десять.
A theory that he was a detective in the employ of the Home Office found favor at one time, but Vautrin urged that
“Goriot was not sharp enough for one of that sort.”
То из него делали шпиона тайной полиции, — но, по уверению Вотрена, Горио был недостаточно хитер, чтобы достигнуть этого.
There were yet other solutions; Father Goriot was a skinflint, a shark of a money-lender, a man who lived by selling lottery tickets.
Кроме того, папаша Горио был также скрягой, ссужившим под высокие проценты на короткий срок, и лотерейным игроком, игравшим на «сквозной» номер.
He was by turns all the most mysterious brood of vice and shame and misery; yet, however vile his life might be, the feeling of repulsion which he aroused in others was not so strong that he must be banished from their society — he paid his way.
Он превращался в какое-то весьма таинственное порождение бесчестья, немощи, порока.
Однакоже, как ни были гнусны его пороки или поведение, неприязнь к нему не доходила до того, чтобы иго изгнать: за пансион-то он платил.
Besides, Goriot had his uses, every one vented his spleen or sharpened his wit on him; he was pelted with jokes and belabored with hard words.
К тому же от него была и польза: каждый, высмеивая или задирая его, изливал свое хорошее или дурное настроение.
The general consensus of opinion was in favor of a theory which seemed the most likely; this was Mme.
Vauquer’s view.
Мнение г-жи Воке казалось наиболее правдоподобным и получило общее признание.
According to her, the man so well preserved at his time of life, as sound as her eyesight, with whom a woman might be very happy, was a libertine who had strange tastes.
По ее словам, этот «хорошо сохранившийся и свежий, как яблочко, мужчина, еще способный доставить женщине много приятного», был просто-напросто распутник со странными наклонностями.
скачать в HTML/PDF
share