5#

Отец Горио. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Отец Горио". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 61 из 300  ←предыдущая следующая→ ...

The young Count dropped into a low chair by the hearth, took up the tongs, and made up the fire so violently and so sulkily, that Anastasie’s fair face suddenly clouded over.
Молодой граф сел на диванчик у камина и, взяв щипцы, начал с такой яростью, с такой досадой мешать уголь, что красивое лицо Анастази сразу затуманилось.
She turned to Eugene, with a cool, questioning glance that asked plainly,
Молодая женщина обернулась к Эжену и бросила на него холодно-вопросительный взгляд, говоривший настолько ясно:
“Why do you not go?” a glance which well-bred people regard as a cue to make their exit.
«Почему же вы не уходите?» — что благовоспитанные люди сейчас же нашли бы соответствующую фразу, одну из тех, что можно бы назвать фразами на прощанье.
Eugene assumed an amiable expression.
Эжен, сделав приятное лицо, сказал:
“Madame,” he began,
“I hastened to call upon you —”
He stopped short.
— Мадам, я поспешил увидеть вас, чтобы… — он запнулся.
The door opened, and the owner of the tilbury suddenly appeared.
He had left his hat outside, and did not greet the Countess; he looked meditatively at Rastignac, and held out his hand to Maxime with a cordial
“Good morning,” that astonished Eugene not a little.
Дверь отворилась.
Внезапно появился господин без шляпы, — тот, что правил тильбюри, — не поздоровался с графиней, взглянул угрюмо на студента и подал руку Максиму, произнеся:
«Добрый день» каким-то братским тоном, что чрезвычайно удивило Растиньяка.
The young provincial did not understand the amenities of a triple alliance.
Провинциальным молодым людям неведома вся прелесть жизни треугольником.
“M. de Restaud,” said the Countess, introducing her husband to the law student.
— Господин де Ресто, — представила графиня Эжену своего мужа.
Eugene bowed profoundly.
Эжен отвесил глубокий поклон.
“This gentleman,” she continued, presenting Eugene to her husband, “is M. de Rastignac; he is related to Mme. la Vicomtesse de Beauseant through the Marcillacs; I had the pleasure of meeting him at her last ball.”
Related to Mme. la Vicomtesse de Beauseant through the Marcillacs!
— Господин де Растиньяк, — продолжала графиня, представляя Эжена графу де Ресто. 
— Он родственник виконтессы де Босеан — через Марсийяков, и я имела удовольствие с ним встретиться у нее на последнем бале.
These words, on which the countess threw ever so slight an emphasis, by reason of the pride that the mistress of a house takes in showing that she only receives people of distinction as visitors in her house, produced a magical effect.
The Count’s stiff manner relaxed at once as he returned the student’s bow.
Графиня произнесла это почти напыщенно, с особой гордостью, свойственной хозяйкам дома, когда они могут доказать, что у них бывают только избранные; слова «родственник виконтессы де Босеан — через Марсийяков» произвели магическое действие — граф оставил свой холодно-церемонный тон и приветствовал Эжена:
“Delighted to have an opportunity of making your acquaintance,” he said.
— Счастлив с вами познакомиться.
Maxime de Trailles himself gave Eugene an uneasy glance, and suddenly dropped his insolent manner.
Даже граф Максим де Трай тревожно взглянул на Растиньяка и сразу утратил свой наглый вид.
The mighty name had all the power of a fairy’s wand; those closed compartments in the southern brain flew open again; Rastignac’s carefully drilled faculties returned.
Это прикосновение волшебной палочки, совершенное могуществом одного только имени, раскрыло все тридцать ящичков в мозгу южанина, вернув Эжену заготовленное остроумие.
It was as if a sudden light had pierced the obscurity of this upper world of Paris, and he began to see, though everything was indistinct as yet.
Какой-то свет внезапно озарил ему всю атмосферу в парижском высшем обществе, для него еще неясную.
Mme.
Vauquer’s lodging-house and Father Goriot were very far remote from his thoughts.
«Дом Воке», папаша Горио ушли из его мыслей куда-то очень далеко.
скачать в HTML/PDF
share