StudyEnglishWords

6#

О дивный новый мир. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "О дивный новый мир". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 113 из 190  ←предыдущая следующая→ ...

"You're envious," he said.
— Тебе завидно, — сказал Бернард.
Helmholtz shook his head.
"I'm rather sad, that's all," he answered.
— Нет, попросту грустновато, — ответил он.
Bernard went off in a huff.
Бернард ушел рассерженный.
Never, he told himself, never would he speak to Helmholtz again.
Никогда больше, дал он себе зарок, никогда больше не заговорит он с Гельмгольцем.
The days passed.
Шли дни.
Success went fizzily to Bernard's head, and in the process completely reconciled him (as any good intoxicant should do) to a world which, up till then, he had found very unsatisfactory.
Успех кружил Бернарду голову, как шипучий пьянящий напиток, и (подобно всякому хорошему опьяняющему средству) полностью примирил его с порядком вещей, прежде таким несправедливым.
In so far as it recognized him as important, the order of things was good.
Теперь этот мир был хорош, поскольку признал Бернардову значимость.
But, reconciled by his success, he yet refused to forego the privilege of criticizing this order.
Но, умиротворенный, довольный своим успехом, Бернард однако не желал отречься от привилегии критиковать порядок вещей.
For the act of criticizing heightened his sense of importance, made him feel larger.
Ибо критика усиливала в Бернарде чувство значимости, собственной весомости.
Moreover, he did genuinely believe that there were things to criticize. (At the same time, he genuinely liked being a success and having all the girls he wanted.) Before those who now, for the sake of the Savage, paid their court to him, Bernard would parade a carping unorthodoxy.
К тому же критиковать есть что — в этом он убежден был искренно. (Столь же искренне ему хотелось и нравилось иметь успех, иметь девушек по желанию).
Перед теми, кто теперь любезничал с ним ради доступа к Дикарю, Бернард щеголял язвительным инакомыслием.
He was politely listened to.
Его слушали учтиво.
But behind his back people shook their heads.
Но за спиной у него покачивали головами и пророчили:
"That young man will come to a bad end," they said, prophesying the more confidently in that they themselves would in due course personally see to it that the end was bad.
«Этот молодой человек плохо кончит».
Пророчили тем увереннее, что сами намерены были в должное время позаботиться о плохом конце.
"He won't find another Savage to help him out a second time," they said.
«И не выйдет он вторично сухим из воды — не вечно ему козырять дикарями», — прибавляли они.
Meanwhile, however, there was the first Savage; they were polite.
Пока же этот козырь у Бернарда был, и с Бернардом держались любезно.
And because they were polite, Bernard felt positively gigantic-gigantic and at the same time light with elation, lighter than air.
И Бернард чувствовал себя монументальной личностью, колоссом — и в то же время ног под собой не чуял, был легче воздуха, парил в поднебесье.
"Lighter than air," said Bernard, pointing upwards.
— Он легче воздуха, — сказал Бернард, показывая вверх.
Like a pearl in the sky, high, high above them, the Weather Department's captive balloon shone rosily in the sunshine.
Высоко-высоко там висел привязанный аэростат службы погоды и розово отсвечивал на солнце, как небесная жемчужина.
"... the said Savage," so ran Bernard's instructions, "to be shown civilized life in all its aspects. ..."
«…упомянутому Дикарю, — гласила инструкция, данная Бернарду, — надлежит наглядно показать цивилизованную жизнь во всех ее аспектах…»
He was being shown a bird's-eye view of it at present, a bird's-eye view from the platform of the Charing-T Tower.
Сейчас Дикарю показывали ее с высоты птичьего полета — со взлетно-посадочного диска Черингтийской башни.
The Station Master and the Resident Meteorologist were acting as guides.
Экскурсоводами служили начальник этого аэропорта и штатный метеоролог.
But it was Bernard who did most of the talking.
Но говорил главным образом Бернард.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1