StudyEnglishWords

6#

О дивный новый мир. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "О дивный новый мир". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 184 из 190  ←предыдущая следующая→ ...

The weather was breathlessly hot, there was thunder in the air.
Было безветренно и душно, пахло грозой.
He had dug all the morning and was resting, stretched out along the floor.
Все утро он копал и теперь прилег отдохнуть на полу.
And suddenly the thought of Lenina was a real presence, naked and tangible, saying
"Sweet!" and
"Put your arms round me!"-in shoes and socks, perfumed.
И внезапно им овладел образ Ленайны — реальной, в туфельках, нагой, осязаемой, благоуханной.
«Милый!
Обними же меня!» — зазвучало в ушах.
Impudent strumpet!
Блудница наглая!
But oh, oh, her arms round his neck, the lifting of her breasts, her mouth!
Ох, но обвившиеся руки, приподнявшиеся груди, приникшие губы!
Eternity was in our lips and eyes.
Вечность была у нас в глазах и на устах.
Lenina ...
Ленайна.
No, no, no, no!
Нет, нет, нет, нет!
He sprang to his feet and, half naked as he was, ran out of the house.
Он вскочил на ноги и как был, полуголый, выбежал во двор.
At the edge of the heath stood a clump of hoary juniper bushes.
На краю пустоши кучно росли сизые можжевеловые кусты.
He flung himself against them, he embraced, not the smooth body of his desires, but an armful of green spikes.
Он грудью кинулся на можжевельник, хватая в объятия не бархатное желанное тело, а охапку жестких игл.
Sharp, with a thousand points, they pricked him.
Тысяча острых уколов его обожгла.
He tried to think of poor Linda, breathless and dumb, with her clutching hands and the unutterable terror in her eyes.
Он попытался вернуться мыслью к бедной Линде, задыхающейся немо, к скрюченным ее пальцам, к диким от ужаса глазам Линды.
Poor Linda whom he had sworn to remember.
Линды, о которой он поклялся помнить.
But it was still the presence of Lenina that haunted him.
Lenina whom he had promised to forget.
Но по прежнему владел им образ Ленайны, которую он поклялся забыть.
Even through the stab and sting of the juniper needles, his wincing flesh was aware of her, unescapably real.
Даже колющие, жалящие иголки можжевельника не могли погасить этот образ, живой, неотступный.
"Sweet, sweet ...
«Милый, милый.
And if you wanted me too, why didn't you ..."
А раз и ты хотел меня, то почему же…»
The whip was hanging on a nail by the door, ready to hand against the arrival of reporters.
Бич висел на гвозде за дверью — на случай нового вторжения репортеров.
In a frenzy the Savage ran back to the house, seized it, whirled it.
Вне себя Дикарь бросился к бичу, схватил, взмахнул.
The knotted cords bit into his flesh.
Узловато перевитая веревка впилась в тело.
"Strumpet!
— Шлюха!
Strumpet!" he shouted at every blow as though it were Lenina (and how frantically, without knowing it, he wished it were), white, warm, scented, infamous Lenina that he was dogging thus.
Шлюха! — восклицал он при каждом ударе, точно под бичом была Ленайна (и как он яростно и сам того не сознавая желал, чтобы она явилась!), белая, горячая, душистая, бесстыжая. 
"Strumpet!"
— Распутница! 
And then, in a voice of despair,
"Oh, Linda, forgive me.
— И взывал в отчаянии: — О Линда, прости меня!
Forgive me, God.
Прости меня, Боже!
I'm bad.
Я скверный.
I'm wicked.
Я мерзкий.
I'm ... No, no, you strumpet, you strumpet!"
Я… Нет же, нет, шлюха ты, шлюха!
From his carefully constructed hide in the wood three hundred metres away, Darwin Bonaparte, the Feely Corporation's most expert big game photographer had watched the whole proceedings.
Из своего укрытия, хитро устроенного в лесу, метрах в трехстах от маяка, Дарвин Бонапарт, самый искусный из репортеров — киноохотников за крупной дичью, видел все происходящее.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1