4#

Первая любовь. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Первая любовь". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2637 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 23 из 68  ←предыдущая следующая→ ...

I answered her in few words, omitting many details, and trying to give the most innocent air to everything.
Я отвечал ей в немногих словах, выпуская многие подробности и стараясь придать всему вид самый невинный.
'Anyway, they're people who're not comme il faut,' my mother commented, 'and you've no business to be hanging about there, instead of preparing yourself for the examination, and doing your work.'
-- Все-таки они люди не comme il faut, -- заметила матушка, -- и тебе нечего к ним таскаться, вместо того чтоб готовиться к экзамену да заниматься.
As I was well aware that my mother's anxiety about my studies was confined to these few words, I did not feel it necessary to make any rejoinder; but after morning tea was over, my father took me by the arm, and turning into the garden with me, forced me to tell him all I had seen at the Zasyekins'.
Так как я знал, что заботы матушки о моих занятиях ограничатся этими немногими словами, то я и не почел нужным возражать ей; но после чаю отец меня взял под руку и, отправившись вместе со мною в сад, заставил меня рассказать все, что я видел у Засекиных.
A curious influence my father had over me, and curious were the relations existing between us.
Странное влияние имел на меня отец -- и странные были наши отношения.
He took hardly any interest in my education, but he never hurt my feelings; he respected my freedom, he treated me—if I may so express it—with courtesy,… only he never let me be really close to him.
Он почти не занимался моим воспитанием, но никогда не оскорблял меня; он уважал мою свободу -- он даже был, если можно так выразиться, вежлив со мною...
Только он не допускал меня до себя.
I loved him, I admired him, he was my ideal of a man—and Heavens! how passionately devoted I should have been to him, if I had not been continually conscious of his holding me off!
Я любил его, я любовался им, он казался мне образцом мужчины -- и, боже мой, как бы я страстно к нему привязался, если б я постоянно не чувствовал его отклоняющей руки!
But when he liked, he could almost instantaneously, by a single word, a single gesture, call forth an unbounded confidence in him.
Зато, когда он хотел, но умел почти мгновенно, одним словом, одним движением возбудить во мне неограниченное доверие к себе.
My soul expanded, I chattered away to him, as to a wise friend, a kindly teacher … then he as suddenly got rid of me, and again he was keeping me off, gently and affectionately, but still he kept me off.
Душа моя раскрывалась -- я болтал с ним, как с разумным другом, как с снисходительным наставником...
Потом он так же внезапно покидал меня -- и рука его опять отклоняла меня, ласково и мягко, но отклоняла.
Sometimes he was in high spirits, and then he was ready to romp and frolic with me, like a boy (he was fond of vigorous physical exercise of every sort); once—it never happened a second time!—he caressed me with such tenderness that I almost shed tears….
На него находила иногда веселость, и тогда он готов был резвиться и шалить со мной, как мальчик (он любил всякое сильное телесное движение); раз -- всего только раз! -- он приласкал меня с такою нежностью, что я чуть не заплакал...
But high spirits and tenderness alike vanished completely, and what had passed between us, gave me nothing to build on for the future—it was as though I had dreamed it all.
Но и веселость его и нежность исчезали без следа -- и то, что происходило между нами, не давало мне никаких надежд на будущее, точно я все это во сне видел.
Sometimes I would scrutinise his clever handsome bright face … my heart would throb, and my whole being yearn to him … he would seem to feel what was going on within me, would give me a passing pat on the cheek, and go away, or take up some work, or suddenly freeze all over as only he knew how to freeze, and I shrank into myself at once, and turned cold too.
Бывало, стану я рассматривать его умное, красивое, светлое лицо... сердце мое задрожит, и все существо мое устремится к нему... он словно почувствует, что во мне происходит, мимоходом потреплет меня по щека -- и либо уйдет, либо займется чем-нибудь, либо вдруг весь застынет, как он один умел застывать, и я тотчас же сожмусь и тоже похолодею.
скачать в HTML/PDF
share