6#

Пересадочная станция. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Пересадочная станция". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2212 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 12 из 14  ←предыдущая следующая→ ...

The refusals were painful.
Отказы переносились болезненно.
Some of the applicants bellowed their rage at him and made threats.
Some of them shrank into sobbing stupors.
Одни просители впадали в ярость и выкрикивали бессвязные угрозы в его адрес.
Some quietly warned of the grave injustice he was doing.
Другие – спокойно говорили о вопиющей несправедливости с его стороны.
Alfieri had made hard decisions all his life, but his soul was not yet calloused from them, and he regretted the things the applicants said to him.
Олфайри привык принимать трудные решения, но его душа не успела окончательно загрубеть, и он сожалел о том, что просители относили отказ на его счет.
The job, though, had to be done, and he could not deny he had a gift for it.
Однако кто-то должен был выполнять эту работу, и Олфайри не мог отрицать, что находится на своем месте.
He was not the only such judge at Halfway House, naturally.
Естественно, он не был единственным диспетчером Пересадочной станции.
Streams of applicants were constantly processed through many offices.
Поток просителей направлялся в разные кабинеты.
But Alfieri was, in addition to a judge, the final court of appeals for his colleagues.
Но в сложных случаях коллеги приносили решение на его суд, и за ним оставалось последнее слово.
He maintained the overview.
Он знал обо всем.
He controlled the general flow.
Он контролировал всех просителей.
It was his talent to administer things.
В этом проявлялся его талант организатора.
A day came when an auburn-skinned being with swarming subdivided tendrils stood before him, a man of Hinnerang.
Пришел день, когда перед ним появился гуманоид с красновато-коричневой кожей, конечности которого заканчивались венчиком извивающихся щупалец, обитатель Хиннеранга.
For a terrible moment Alfieri thought it was the surgeon who had repaired his throat.
На одно ужасное мгновение Олфайри подумал, что перед ним – хирург, оперировавший его шею.
But the resemblance was only superficial.
Но сходство оказалось чисто внешним.
This man was no surgeon.
Проситель не был хирургом.
Alfieri said,
“This is Halfway House.”
– Это Пересадочная станция, – сказал Олфайри.
“I need help.
– Мне нужна помощь.
I am Tomrik Horiman.
Я – Томрик Хориман.
You have my dossier?”
Вы получили мое досье?
“I do,” Alfieri said.
“You know that we give no help here, Tomrik Horiman.
– Да, – ответил Олфайри. – Вам известно, что тут мы вам ничем не можем помочь?
We simply forward you to the place where help may be obtained.
Мы определяем что кому нужно и отсылаем дальше.
Tell me about yourself.”
Расскажите мне о себе.
The tendrils writhed in anguish.
Щупальца извивались от душевной боли.
“I am a grower of houses.
My capital is overextended.
– Я выращиваю дома, – начал хиннерангиец. – Я перерасходовал капитал.
My entire establishment is threatened.
Моя фирма под угрозой краха.
If I could go to a world where my houses would win favor, my firm would be saved.
Если я смогу попасть на планету, где мои дома вызовут интерес, она будет спасена.
I have a plan for growing houses on Melknor.
Я хотел бы выращивать дома на Мелкноре.
Our calculations show that there would be a demand for our product there.”
Наши расчеты показывают, что там они могут найти широкий спрос.
“Melknor has no shortage of houses,” Alfieri remarked.
– Мелкнор не испытывает недостатка в жилищах, – ответил Олфайри.
“But they love novelty there.
– Но там любят новизну.
They’d rush to buy.
Они бросятся покупать.
An entire family is faced with ruin, kind sir!
Иначе мою семью ждет разорение, добрый господин!
Root and branch we will be wiped out.
Нас с корнем вырвут из общества.
The penalty for bankruptcy is extreme.
Наказание за банкротство – смерть.
With my honor lost, I would have to destroy myself.
Потеряв честь, мне придется убить себя.
I have children.”
У меня дети.
Alfieri knew that.
Олфайри знал об этом.
He also knew that the Hinnerangi spoke the truth; unless he were allowed to pass through to Melknor to save his business, he would be obliged to take his own life.
Как и о том, что хиннерангиец говорил правду.
Если путь на Мелкнор будет закрыт, ему не останется ничего другого, как покончить с собой.
скачать в HTML/PDF
share