6#

Пересадочная станция. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Пересадочная станция". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 739 книг и 2121 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 13 из 14  ←предыдущая следующая→ ...

As much as Alfieri himself, this being had come before the tribunal of Halfway House under a death sentence.
Как и Олфайри, на Пересадочную станцию Томрика Хоримана привела смертельная угроза.
But Alfieri had gifts.
Но Олфайри обладал особым даром.
What did this man offer?
А что мог предложить хиннерангиец?
He wished to sell houses on a planet that had no real need for them.
Он хотел, продавать дома на планете, которая в них не нуждалась.
He was one of many such house-growers, anyway, and a poor businessman to boot.
Он возглавлял одну из многочисленных фирм и к тому же оказался плохим бизнесменом.
He brought his troubles upon himself; unlike Alfieri, who had not asked for his cancer.
Он сам навлек на себя беду в отличие от Олфайри, который не напрашивался на раковую опухоль.
Nor would Tomrik Horiman’s passing be any great loss except to his immediate family.
Да и смерть Томрика Хоримана не стала бы огромной потерей ни для кого, кроме ближайших родственников.
It was a great pity; but the application would have to be refused.
К своему сожалению, Олфайри понял, что в просьбе придется отказать.
“We will give you our decision shortly,” said Alfieri.
– Скоро мы объявим вам о нашем решении, – сказал Олфайри.
He opaqued the walls and briefly reported to his colleagues.
Он затемнил стены лаборатории и собрал диспетчеров.
They did not question the wisdom of his decision.
Они не стали оспаривать мудрость его решения.
Clearing the walls, he stared through the blocks of quartz at the man from Hinnerang and said,
Поворот переключателя – и перед ним вновь возник хиннерангиец.
“I greatly regret that your application must be rejected.”
– Я очень сожалею, но в вашей просьбе отказано.
Alfieri waited for the reaction.
Олфайри ждал, какова же будет реакция.
Anger?
Вспышка злобы?
Hysterical denunciation?
Истерические угрозы?
Despair?
Отчаяние?
Cold fury?
Холодная ненависть?
A paroxysm of frustration?
Раздражение?
No, none of those.
Нет, он ошибся.
The merchant of vegetary houses looked back at Alfieri, who had spent enough time among the Hinnerangi to interpret their unvoiced emotions.
And Alfieri felt the flood of sorrow coming at him like a stream of acid.
Продавец домов лишь спокойно смотрел на него, и Олфайри, который пробыл среди хиннерангийцев достаточно долго, чтобы правильно истолковать их невысказанные чувства, ощутил накатывающийся на него вал печали.
Tomrik Horiman pitied him.
Томрик Хориман жалел его, диспетчера Пересадочной станции.
“I am very sorry,” the Hinnerangi said.
“You bear such a great burden.”
– Простите меня, – сказал хиннерангиец. – Вы взвалили на себя непосильное бремя.
Alfieri shook with the pain of the words.
Олфайри потрясла боль, сквозившая в этих словах.
The man was sorry—not for himself, but for him!
Хиннерангиец печалился не о себе, а о нем.
Morbidly, he almost wished for his cancer back.
И Олфайри едва не пожалел о том, что вылечился от рака.
Tomrik Horiman’s pity was more than he could bear at that moment.
Сострадание Томрика Хоримана оказалось слишком тяжелым для него.
Tomrik Horiman gripped the rail and stood poised for his return to his own world.
Томрик Хориман сжал поручень и приготовился к возвращению на Хиннеранг.
For an instant his eyes met the shadowed ones of the Earthman.
На мгновение он встретился взглядом с землянином.
“Tell me,” Tomrik Horiman said.
“This job you have, deciding who goes forward, who goes back.
– Ваша обязанность принимать решения, кому идти вперед, а кому – назад.
Such a terrible burden!
Такая непомерная ответственность.
How did this job come to you?”
Скажите, как вы согласились взвалить ее на себя?
“I was condemned to it,” said Franco Alfieri in all the anguish of his Godhead.
“The price for my life was my life.
– Меня приговорили к ней, – ответил Франко Олфайри. – За жизнь мне назначили цену – мою же жизнь.
скачать в HTML/PDF
share