StudyEnglishWords

4#

Письма Баламута. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Письма Баламута". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 78 из 86  ←предыдущая следующая→ ...

The more he fears, the more he will hate.
Чем сильнее страх, тем больше будет ненависти.
And Hatred is also a great anodyne for shame.
И ненависть - прекрасный наркотик против стыда.
To make a deep wound in his charity, you should therefore first defeat his courage.
Если ты хочешь сильно ранить его добродетель, порази сначала его мужество.
Now this is a ticklish business.
Однако сейчас это дело рискованное.
We have made men proud of most vices, but not of cowardice.
Мы научили людей гордиться большинством пороков, но не трусостью.
Whenever we have almost succeeded in doing so, the Enemy permits a war or an earthquake or some other calamity, and at once courage becomes so obviously lovely and important even in human eyes that all our work is undone, and there is still at least one vice of which they feel genuine shame.
Всякий раз, когда нам это почти удавалось, Враг попускал войну, землетрясение или еще какое-нибудь бедствие, мужество сразу же делалось прекрасным и необходимым для людей и вся наша работа шла насмарку; так что все еще есть, по крайней мере, один порок, которого они стыдятся.
The danger of inducing cowardice in our patients, therefore, is lest we produce real self-knowledge and self-loathing with consequent repentance and humility.
Но, побуждая твоего пациента к трусости, ты, к сожалению, можешь вызвать в нем подлинное отвращение к самому себе с последующим раскаянием и смирением.
And in fact, in the last war, thousands of humans, by discovering their own cowardice, discovered the whole moral world for the first time.
Ведь в прошлую войну тысячи людей, обнаружив в себе трусость, впервые открыли нравственную сферу жизни.
In peace we can make many of them ignore good and evil entirely; in danger, the issue is forced upon them in a guise to which even we cannot blind them.
В мирное время мы можем заставить многих совершенно игнорировать вопросы добра и зла.
There is here a cruel dilemma before us.
Но во время опасностей эти вопросы встают перед ними в таком виде, что тут даже мы не сделаем их глухими.
If we promoted justice and charity among men, we should be playing directly into the Enemy's hands; but if we guide them to the opposite behaviour, this sooner or later produces (for He permits it to produce) a war or a revolution, and the undisguisable issue of cowardice or courage awakes thousands of men from moral stupor.
Перед нами сложная дилемма: если мы поддержим справедливость и милосердие, это будет на руку Врагу, если же не поддержим, то рано или поздно разразится война или революция (Он это попускает), и безотлагательность вопроса о трусости и мужестве пробудит тысячи людей от нравственного оцепенения.
This, indeed, is probably one of the Enemy's motives for creating a dangerous world--a world in which moral issues really come to the point.
Это, вероятно, одна из причин, побудивших Врага создать мир, чреватый опасностями, то есть мир, в котором нравственные проблемы иногда становятся главными.
He sees as well as you do that courage is not simply one of the virtues, but the form of every virtue at the testing point, which means, at the point of highest reality.
Кроме того, Он, как и ты, понимает, что мужество - не просто одна из добродетелей, а форма проявления любой добродетели во время испытаний, то есть в моменты высшей реальности.
A chastity or honesty, or mercy, which yields to danger will be chaste or honest or merciful only on conditions.
Целомудрие, честность и милосердие без мужества - добродетели с оговорками.
Pilate was merciful till it became risky.
Пилат был милосерден до тех пор, пока это не стало рискованным.
It is therefore possible to lose as much as we gain by making your man a coward; he may learn too much about himself!
Возможно, поэтому, что, сделав твоего подопечного трусом, мы выиграем столько же, сколько проиграем: он может узнать слишком много о себе.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 4 из 5 1