StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 223 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

Far and wide lay a ruined country, yielding nothing but desolation.
Далеко кругом простирался разоренный край, истощенная земля, на которой не родилось ничего кроме запустения.
Every green leaf, every blade of grass and blade of grain, was as shrivelled and poor as the miserable people.
Каждый зеленый листик, каждый стебелек травы, каждая былинка — все было такое же хилое и чахлое, как и жившие здесь люди.
Everything was bowed down, dejected, oppressed, and broken.
Все было задавлено, пришиблено, задушено, сломлено.
Habitations, fences, domesticated animals, men, women, children, and the soil that bore them—all worn out.
Жилища, изгороди, домашний скот, мужчины, женщины, дети, самая земля, на которой они родились, — все дышало на ладан, все еле-еле держалось.
Monseigneur (often a most worthy individual gentleman) was a national blessing, gave a chivalrous tone to things, was a polite example of luxurious and shining life, and a great deal more to equal purpose; nevertheless, Monseigneur as a class had, somehow or other, brought things to this.
Господин и владелец этих обширных земель, нередко весьма достойный человек по своим личным качествам, гордость страны, хранитель рыцарских доблестей, являл собой изящный пример отменной учтивости, уменья роскошно жить и многих иных добродетелей того же порядка.
И оказывается, он-то, если рассматривать его как класс, — он-то и довел страну до всего этого.
Strange that Creation, designed expressly for Monseigneur, should be so soon wrung dry and squeezed out!
Странно, как это так получилось, что все созданное для монсеньера так скоро пришло в полное запустение и негодность.
There must be something short-sighted in the eternal arrangements, surely!
Подумать только, какая недальновидность в извечном устройстве мира!
Thus it was, however; and the last drop of blood having been extracted from the flints, and the last screw of the rack having been turned so often that its purchase crumbled, and it now turned and turned with nothing to bite, Monseigneur began to run away from a phenomenon so low and unaccountable.
Но как бы там ни было, факт оставался фактом.
Да, все было выжато до конца, до последней кровинки.
И как бы не тщился монсеньер покрепче зажать тиски, из этого ровно ничего не получалось.
Поистине это было какое-то совершенно непостижимое, непристойное явление!
Что оставалось делать монсеньеру, как не бежать!
But, this was not the change on the village, and on many a village like it.
Но не в этом заключалась перемена, происшедшая в деревне маркиза и во многих других, таких же обнищавших деревнях.
For scores of years gone by, Monseigneur had squeezed it and wrung it, and had seldom graced it with his presence except for the pleasures of the chase—now, found in hunting the people; now, found in hunting the beasts, for whose preservation Monseigneur made edifying spaces of barbarous and barren wilderness.
На протяжении многих десятилетий — из рода в род — именитые владельцы выжимали из них все, что можно, редко удостаивая их своим посещением, разве только когда им приходило желание позабавиться охотой — когда на людей, а когда и на диких зверей, для которых в господских владениях отводились обширные угодья, превращенные в бесплодные пустоши.
No.
The change consisted in the appearance of strange faces of low caste, rather than in the disappearance of the high caste, chiselled, and otherwise beautified and beautifying features of Monseigneur.
Нет, перемена заключалась не в том, что в деревне совсем перестали показываться благородные аристократические лики богоданных и богоравных господ, а в том, что в ней с некоторых пор стали появляться какие-то незнакомые личности низшей касты.
For, in these times, as the mender of roads worked, solitary, in the dust, not often troubling himself to reflect that dust he was and to dust he must return, being for the most part too much occupied in thinking how little he had for supper and how much more he would eat if he had it—in these times, as he raised his eyes from his lonely labour, and viewed the prospect, he would see some rough figure approaching on foot, the like of which was once a rarity in those parts, but was now a frequent presence.
Последнее время каменщику, который чинил дорогу, согнувшись над кучей щебня и земли, и думал не о том, что и он тоже земля и в землю тую же пойдет[46], а о том, как мало у него еды на вечер и что хорошо бы поесть чего-нибудь посытнее, да нечего, — нередко случалось видеть на пустынной дороге, когда он невзначай поднимал глаза от работы, бредущего вдалеке путника, что в прежнее время в здешних краях было целым событием, а нынче стало довольно обычным явлением.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1