StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 228 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

The general scarcity of everything, occasioned candles to be borrowed in a rather peremptory manner of Monsieur Gabelle; and in a moment of reluctance and hesitation on that functionary's part, the mender of roads, once so submissive to authority, had remarked that carriages were good to make bonfires with, and that post-horses would roast.
В свечах, как и во всем другом, был недостаток, и они весьма решительно потребовали у мосье Габелля, чтобы тот им выдал свечи, а когда управляющий стал мяться да отговариваться, каменщик, прежде такой смиренный н законопослушный, сказал ему с усмешкой, что для костра годятся и почтовые кареты, а лошадей можно отлично зажарить.
The chateau was left to itself to flame and burn.
Горящий замок оставили гореть.
In the roaring and raging of the conflagration, a red-hot wind, driving straight from the infernal regions, seemed to be blowing the edifice away.
Яростный ветер с ревом кидался в огонь, вылетал, раскаленный, из огненного пекла и, как одержимый, бросался на стены замка, словно пытаясь сокрушить, снести их с лица земли.
With the rising and falling of the blaze, the stone faces showed as if they were in torment.
В мятущихся языках пламени каменные лица, казалось, судорожно дергались, искаженные адскими муками.
When great masses of stone and timber fell, the face with the two dints in the nose became obscured: anon struggled out of the smoke again, as if it were the face of the cruel Marquis, burning at the stake and contending with the fire.
А когда тяжелая балка обрушилась, увлекая за собой каменные своды, каменное лицо с впадинами на крыльях носа исчезло в дыму и пламени; но через минуту оно снова выглянуло из дыма, словно это было живое лицо бездушного маркиза, который, корчась на костре, боролся с огнем.
The chateau burned; the nearest trees, laid hold of by the fire, scorched and shrivelled; trees at a distance, fired by the four fierce figures, begirt the blazing edifice with a new forest of smoke.
Замок пылал: ближние деревья, охваченные огнем, стояли обугленные, голые; деревья подальше, подожженные четырьмя угрюмыми пришельцами, опоясывали пылающее здание черным кольцом дыма.
Molten lead and iron boiled in the marble basin of the fountain; the water ran dry; the extinguisher tops of the towers vanished like ice before the heat, and trickled down into four rugged wells of flame.
Расплавленные свинец и железо кипели в мраморном бассейне фонтана, вода в нем иссякла.
Шпили четырех башен таяли, как лед на солнце, и медленно стекали в четыре страшных котла клокочущего пламени.
Great rents and splits branched out in the solid walls, like crystallisation; stupefied birds wheeled about and dropped into the furnace; four fierce figures trudged away, East, West, North, and South, along the night-enshrouded roads, guided by the beacon they had lighted, towards their next destination.
Массивные стены потрескались, и громадные щели поползли во все стороны лучами, образуя причудливые узоры; очумелые птицы беспомощно носились в дыму и падали в пламя; четверо угрюмых путников разошлись в разные стороны — на север, восток, юг и запад, и, руководясь маяком, который они засветили в ночи, двинулись по лесным дорогам, окутанным ночною тьмой, к следующей намеченной цели.
The illuminated village had seized hold of the tocsin, and, abolishing the lawful ringer, rang for joy.
В празднично сиявшей деревне жители завладели колокольней и, спровадив звонаря, подняли веселый трезвон.
Not only that; but the village, light-headed with famine, fire, and bell-ringing, and bethinking itself that Monsieur Gabelle had to do with the collection of rent and taxes—though it was but a small instalment of taxes, and no rent at all, that Gabelle had got in those latter days—became impatient for an interview with him, and, surrounding his house, summoned him to come forth for personal conference.
Мало того, от голода, пожара и трезвона они все точно опьянели, и им почему-то взбрело в голову, что налоги, подати, арендная плата — все это выдумки мосье Габелля, хотя, сказать по правде, с них в последнее время почти не взимали податей, не говоря уже об арендной плате; короче говоря, они решили поговорить с ним по душам и, окружив его дом, потребовали, чтобы он вышел к ним объясниться.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1