StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 245 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

The postmaster interposed himself between this man and the rider's bridle (at which he was evidently making), and soothingly said,
— Оставь, оставь его! — сказал смотритель почтового двора, становясь впереди лошади и не давая кузнецу схватить ее за уздечку (на что тот явно покушался).
"Let him be; let him be!
He will be judged at Paris."
— Его будут судить в Париже.
"Judged!" repeated the farrier, swinging his hammer.
— Судить! — повторил кузнец, все еще размахивая молотом.
"Ay! and condemned as a traitor."
— Тогда, значит, его ждет смерть предателя!
At this the crowd roared approval.
— Толпа одобрительно заревела.
Checking the postmaster, who was for turning his horse's head to the yard (the drunken patriot sat composedly in his saddle looking on, with the line round his wrist), Darnay said, as soon as he could make his voice heard:
Дарней остановил смотрителя, который уже взял его лошадь под уздцы, чтобы ввести ее во двор (пьяный патриот с намотанным на руку концом веревки сидел, развалясь в седле, и преспокойно смотрел на эту сцену), и, подождав, пока толпа стихла, сказал, стараясь говорить так, чтобы его все слышали:
"Friends, you deceive yourselves, or you are deceived.
— Вы заблуждаетесь, друзья, или вас кто-то ввел в заблуждение.
I am not a traitor."
Я не предатель.
"He lies!" cried the smith.
— Врет! — крикнул кузнец.
"He is a traitor since the decree.
— По новому декрету он предатель.
His life is forfeit to the people.
His cursed life is not his own!"
Жизнь его принадлежит народу, он не вправе распоряжаться собой, гнусный аристократ!
At the instant when Darnay saw a rush in the eyes of the crowd, which another instant would have brought upon him, the postmaster turned his horse into the yard, the escort rode in close upon his horse's flanks, and the postmaster shut and barred the crazy double gates.
Дарней увидел устремившиеся на него со всех сторон злобные взгляды и почувствовал, что толпа вот-вот ринется на него, но в эту минуту смотритель повернул лошадь, и Дарней, а за ним следом, не отставая ни на шаг, оба его конвоира, все трое, въехали во двор, и смотритель поспешил закрыть покосившиеся ворота и задвинуть их болтом.
The farrier struck a blow upon them with his hammer, and the crowd groaned; but, no more was done.
Кузнец грохнул молотом в ворота.
В толпе пронесся гул — и этим все кончилось.
"What is this decree that the smith spoke of?"
Поблагодарив смотрителя, Дарней сошел с лошади.
Darnay asked the postmaster, when he had thanked him, and stood beside him in the yard.
— Что это за декрет, о котором говорил кузнец? — спросил он.
"Truly, a decree for selling the property of emigrants."
— Верно, вышел такой декрет, чтобы продавать с торгов имущество эмигрантов.
"When passed?"
— А когда же он вышел?
"On the fourteenth."
— Четырнадцатого этого месяца.
"The day I left England!"
— В тот самый день, как я выехал из Англии!
"Everybody says it is but one of several, and that there will be others—if there are not already—banishing all emigrants, and condemning all to death who return.
— Все говорят, что это не один такой декрет будет, готовится еще несколько, может они уже и вышли — всех эмигрантов объявить вне закона, смертная казнь всем, кто вернется.
That is what he meant when he said your life was not your own."
Должно быть, он на этот декрет и намекал, когда говорил, что вы своей жизнью не распоряжаетесь.
"But there are no such decrees yet?"
— Но ведь этих декретов еще нет?
"What do I know!" said the postmaster, shrugging his shoulders; "there may be, or there will be.
It is all the same.
What would you have?"
— А кто его знает, — отвечал смотритель.
— Да и не все ли равно, вышли они или вот-вот выйдут, тут уж ничего не поделаешь!
They rested on some straw in a loft until the middle of the night, and then rode forward again when all the town was asleep.
Они улеглись спать на сеновале и поднялись уже далеко за полночь, когда все кругом угомонилось и город спал глубоким сном.
Among the many wild changes observable on familiar things which made this wild ride unreal, not the least was the seeming rarity of sleep.
Среди многих диковинных перемен, поражавших Дарнея во время этого фантастического путешествия, его особенно поражало странное ночное оживление, люди здесь как будто совсем не ложились спать.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1