StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 275 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

On his house-top, he displayed pike and cap, as a good citizen must, and in a window he had stationed his saw inscribed as his
"Little Sainte Guillotine"—for the great sharp female was by that time popularly canonised.
На крыше у него, как и всех добропорядочных граждан, красовалась пика с красным колпаком, а в окне он выставил свою пилу с надписью
«Святая Гильотиночка», ибо большая зубастая кумушка Гильотина давно уже попала в святые и так ее и величали в народе.
His shop was shut and he was not there, which was a relief to Lucie, and left her quite alone.
Сарай пильщика был закрыт, и самого его не было видно.
Люси вздохнула с облегчением, — наконец-то она здесь совсем одна и он ей не будет мешать!
But, he was not far off, for presently she heard a troubled movement and a shouting coming along, which filled her with fear.
Но он оказался неподалеку; вскоре она услышала какой-то шум, крики, топот и со страхом обнаружила, что все это приближается к ней.
A moment afterwards, and a throng of people came pouring round the corner by the prison wall, in the midst of whom was the wood-sawyer hand in hand with The Vengeance.
Через минуту из-за тюремной стены показалась толпа, и она увидела пильщика, который, схватившись за руки с Местью, кружился в пляске.
There could not be fewer than five hundred people, and they were dancing like five thousand demons.
Толпа была громадная, человек пятьсот, и все они плясали как одержимые.
There was no other music than their own singing.
Музыки не было, они плясали под собственное пение.
They danced to the popular Revolution song, keeping a ferocious time that was like a gnashing of teeth in unison.
Пели сложенную в то время излюбленную революционную песню[56] с грозным отрывистым ритмом, напоминавшим какое-то дикое лязганье или скрежет зубовный.
Men and women danced together, women danced together, men danced together, as hazard had brought them together.
Схватившись за руки — мужчины с женщинами, женщины с женщинами, мужчины с мужчинами, — кружились кто с кем придется.
At first, they were a mere storm of coarse red caps and coarse woollen rags; but, as they filled the place, and stopped to dance about Lucie, some ghastly apparition of a dance-figure gone raving mad arose among them.
Вначале даже нельзя было разобрать, что это пляска; казалось, это какой-то бешеный вихрь стремительно мелькающих красных колпаков и пестрых лохмотьев.
Но когда вся толпа вышла на открытое место и закружилась перед тюрьмой, что-то похожее на фигуры какого-то дикого неистового танца стало проступать в этом круженье.
They advanced, retreated, struck at one another's hands, clutched at one another's heads, spun round alone, caught one another and spun round in pairs, until many of them dropped.
While those were down, the rest linked hand in hand, and all spun round together: then the ring broke, and in separate rings of two and four they turned and turned until they all stopped at once, began again, struck, clutched, and tore, and then reversed the spin, and all spun round another way.
Став друг против друга, они сходились, потом, отпрянув назад, ударяли друг дружку в ладоши, хватали друг друга за головы и, снова отпрянув, кружились сначала в одиночку, потом, схватившись за руки, парами, все быстрей и быстрей, пока многие не падали в изнеможенье; тогда, сомкнувшись в хоровод, толпа кружила вокруг упавших, затем распадалась на маленькие кружки; кружились четверками, парами, а потом вдруг все сразу останавливались; и опять все начиналось сначала, сходились, отпрядывали, хлопали в ладоши и снова принимались кружиться в другую сторону.
Suddenly they stopped again, paused, struck out the time afresh, formed into lines the width of the public way, and, with their heads low down and their hands high up, swooped screaming off.
No fight could have been half so terrible as this dance.
Наконец, когда они уже в который раз внезапно остановились, на минуту водворилась тишина; потом, хлопнув в ладоши, они снова затянули песню, грозно отбивая такт, построились в колонну, во всю ширину улицы, и, опустив головы и вскинув руки, с воем ринулись дальше.
It was so emphatically a fallen sport—a something, once innocent, delivered over to all devilry—a healthy pastime changed into a means of angering the blood, bewildering the senses, and steeling the heart.
Что-то поистине дьявольское было в этой пляске; никакая ожесточенная битва не могла бы произвести такого страшного впечатления; невинное здоровое развлечение — танец, превратилось в какой-то бесовский пляс, гневный, дурманящий голову и разжигающий ярость.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1