StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 367 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 346 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

Next followed the thought that much of the future peace of mind enjoyable by the dear ones, depended on his quiet fortitude.
So, by degrees he calmed into the better state, when he could raise his thoughts much higher, and draw comfort down.
А потом он подумал, что от его самообладания и спокойствия во многом зависит спокойствие его близких, и так постепенно мысли его обрели более возвышенный и отрешенный характер, и он даже почувствовал какое-то умиротворение.
Before it had set in dark on the night of his condemnation, he had travelled thus far on his last way.
Все это произошло с ним, прежде чем успело стемнеть и настала его последняя ночь.
Being allowed to purchase the means of writing, and a light, he sat down to write until such time as the prison lamps should be extinguished.
Ему разрешили купить свечу и письменные принадлежности, и он сел писать, пока еще не наступило время, когда по тюремным правилам полагалось тушить свет.
He wrote a long letter to Lucie, showing her that he had known nothing of her father's imprisonment, until he had heard of it from herself, and that he had been as ignorant as she of his father's and uncle's responsibility for that misery, until the paper had been read.
Он написал длинное письмо Люси, где говорил ей, что он ничего не знал о том, что ее отец столько лет томился в тюрьме, пока она сама не рассказала ему, и что до того, как сегодня в суде огласили этот документ, он так же, как и она, не подозревал, что виновниками несчастья были его отец и дядя.
He had already explained to her that his concealment from herself of the name he had relinquished, was the one condition—fully intelligible now—that her father had attached to their betrothal, and was the one promise he had still exacted on the morning of their marriage.
Он уже и раньше объяснял ей, что вынужден был скрывать от нее свое настоящее имя, — от которого он отрекся добровольно — потому что на этом настаивал ее отец, и теперь понятно, почему отец поставил это непременным условием и, даже в самое утро их свадьбы, взял с него обещание, что он не нарушит этого условия.
He entreated her, for her father's sake, never to seek to know whether her father had become oblivious of the existence of the paper, or had had it recalled to him (for the moment, or for good), by the story of the Tower, on that old Sunday under the dear old plane-tree in the garden.
Он умолял не расспрашивать отца об этих записках, забыл ли он об их существовании, не вспомнил ли о них (а потом опять забыл), в связи с рассказом о находке в Тауэре, в тот воскресный вечер, когда они сидели в саду под старым платаном.
If he had preserved any definite remembrance of it, there could be no doubt that he had supposed it destroyed with the Bastille, when he had found no mention of it among the relics of prisoners which the populace had discovered there, and which had been described to all the world.
Если отец даже и помнил о них, он, конечно, был в полной уверенности, что они были уничтожены во время осады Бастилии, потому что обо всем, что было найдено там, писали в газетах, а о них не было упомянуто ни словом.
He besought her—though he added that he knew it was needless—to console her father, by impressing him through every tender means she could think of, with the truth that he had done nothing for which he could justly reproach himself, but had uniformly forgotten himself for their joint sakes.
Он просил ее — и тут же добавлял, что и сам знает, что ее не надо об этом просить, — успокоить, утешить отца, внушить ему так, как только она одна и может, что ему не в чем себя упрекать, он все делал для них, что было в его силах, и не щадил себя ради них.
Next to her preservation of his own last grateful love and blessing, and her overcoming of her sorrow, to devote herself to their dear child, he adjured her, as they would meet in Heaven, to comfort her father.
Он говорил ей о своей любви и благословлял ее; умолял ее пересилить свое горе и посвятить себя заботам об их дорогой дочурке, быть утешением отцу и верить, что они встретятся за гробом.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1