StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 355 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

"Is that all?
— Только-то!
It is not a great deal, that!
Стоит из-за этого расстраиваться!
Many are under the displeasure of the Republic, and must look out at the little window.
Мало ли народу заслужило гнев Республики и она их выпихивает в оконце.
Jarvis Lorry.
Джарвис Лорри.
Banker.
Банковский служащий.
English.
Англичанин.
Which is he?"
Это который же?
"I am he.
— Я, последний.
Necessarily, being the last."
Как видите, больше никого нет.
It is Jarvis Lorry who has replied to all the previous questions.
Это он, Джарвис Лорри, отвечает на все вопросы.
It is Jarvis Lorry who has alighted and stands with his hand on the coach door, replying to a group of officials.
Он вышел из кареты, стоит, держась рукой за дверцу, и терпеливо объясняется с караульными.
They leisurely walk round the carriage and leisurely mount the box, to look at what little luggage it carries on the roof; the country-people hanging about, press nearer to the coach doors and greedily stare in; a little child, carried by its mother, has its short arm held out for it, that it may touch the wife of an aristocrat who has gone to the Guillotine.
А они толкутся у кареты, оглядывают ее со всех сторон, смотрят под козлы, лезут наверх, проверяют привязанный там скромный багаж.
И крестьяне из окрестных деревень столпились вокруг кареты, с любопытством заглядывают внутрь, а одна женщина с ребенком на руках тянет его ручонку в карету, стараясь дотронуться до жены аристократа, которого казнили на гильотине.
"Behold your papers, Jarvis Lorry, countersigned."
— Получайте ваши бумаги, Джарвис Лорри, подорожные отмечены, все в порядке.
"One can depart, citizen?"
— Можно отправляться, гражданин?
"One can depart.
— Можно отправляться.
Forward, my postilions!
Трогай, кучер!
A good journey!"
Счастливого пути!
"I salute you, citizens.—And the first danger passed!"
— Счастливо оставаться, граждане!
Уф!
Первая опасность позади!
These are again the words of Jarvis Lorry, as he clasps his hands, and looks upward.
Это опять говорит Джарвис Лорри, молитвенно сложив руки и подняв глаза к небу.
There is terror in the carriage, there is weeping, there is the heavy breathing of the insensible traveller.
Ужас царит в карете: смятенье, слезы, тяжкое дыхание лежащего без чувств человека!
"Are we not going too slowly?
— Боже, как мы медленно едем!
Can they not be induced to go faster?" asks Lucie, clinging to the old man.
Нельзя ли подогнать лошадей? — молит Люси, прижимаясь к старому другу.
"It would seem like flight, my darling.
— Это будет похоже на бегство, милочка.
I must not urge them too much; it would rouse suspicion."
Не надо слишком торопить кучера, он может что-то заподозрить.
"Look back, look back, and see if we are pursued!"
— Посмотрите назад, посмотрите, не гонятся ли за нами?
"The road is clear, my dearest.
— Никого нет на дороге, моя душенька.
So far, we are not pursued."
Нет, никакой погони не видно.
Houses in twos and threes pass by us, solitary farms, ruinous buildings, dye-works, tanneries, and the like, open country, avenues of leafless trees.
Мелькают редкие домики, по два, по три, одинокие фермы, развалины господского замка, красильни, дубильни и разные другие заведения, луга, поля, ряды оголенных деревьев.
The hard uneven pavement is under us, the soft deep mud is on either side.
Под ними мощенная щебнем неровная ухабистая дорога, по обе стороны ее глубокая непролазная грязь.
Sometimes, we strike into the skirting mud, to avoid the stones that clatter us and shake us; sometimes, we stick in ruts and sloughs there.
Иногда мы съезжаем в грязь, чтобы объехать кучу сваленного на мостовой щебня, и камни сыплются на нас, стучат по стенкам кареты, а иногда застреваем на каком-нибудь ухабе, увязнув в глубокой колее, и долго не можем двинуться с места.
The agony of our impatience is then so great, that in our wild alarm and hurry we are for getting out and running—hiding—doing anything but stopping.
И тогда, измученные страхом и нетерпением мы, в ужасе, не помня себя, готовы выскочить из кареты и бежать, бежать без оглядки, — спрятаться, укрыться куда-нибудь, только бы не стоять посреди дороги!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1