StudyEnglishWords

5#

Повесть о двух городах. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Повесть о двух городах". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 378 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 374 из 375  ←предыдущая следующая→ ...

"What then, my gentle sister?"
— Ну, и что нее, милая моя, добрая сестра?
"Do you think:" the uncomplaining eyes in which there is so much endurance, fill with tears, and the lips part a little more and tremble: "that it will seem long to me, while I wait for her in the better land where I trust both you and I will be mercifully sheltered?"
— А как вы думаете, — кроткие глаза наполняются слезами, но смотрят терпеливо, не жалуясь, и губы чуть дрожат, — мне очень долго покажется ждать ее там, в лучшем мире, в котором мы с вами, — ведь так оно будет, правда, — найдем милосердный приют?
"It cannot be, my child; there is no Time there, and no trouble there."
— Нет, дитя мое.
Там нет ни времени, ни печалей.
"You comfort me so much!
I am so ignorant.
— Вот как вы меня утешили!
Am I to kiss you now?
Можно, я вас поцелую теперь?
Is the moment come?"
Уже пора?
"Yes."
— Да.
Пора!
She kisses his lips; he kisses hers; they solemnly bless each other.
Она целует его в губы, и он целует ее; они благословляют друг друга.
The spare hand does not tremble as he releases it; nothing worse than a sweet, bright constancy is in the patient face.
Худенькая ручка не дрожит, когда он выпускает ее из своих рук; на терпеливом лице кроткое, доверчивое, ясное выражение.
She goes next before him—is gone; the knitting-women count Twenty-Two.
Ее уводят, — его очередь за ней, — и вот ее уже нет.
Женщины, перебирая спицами, считают:
«Двадцать две».
"I am the Resurrection and the Life, saith the Lord: he that believeth in me, though he were dead, yet shall he live: and whosoever liveth and believeth in me shall never die."
«Я есмь воскресение и жизнь, — сказал господь, — верующий в меня, если и умрет, оживет, и всякий живущий и верующий в меня не умрет вовеки».
The murmuring of many voices, the upturning of many faces, the pressing on of many footsteps in the outskirts of the crowd, so that it swells forward in a mass, like one great heave of water, all flashes away.
Толпа гудит, лица жадно тянутся кверху, люди, стоящие сзади, топчутся нетерпеливо, напирают, темная масса, колыхнувшись, стремительно подается вперед и вдруг затихает, подобно отхлынувшему прибою.
Нож падает.
Twenty-Three.
Двадцать три.
They said of him, about the city that night, that it was the peacefullest man's face ever beheld there.
В тот вечер о нем говорили в городе, что никогда еще ни один человек не всходил на эшафот с таким просветленным липом.
Many added that he looked sublime and prophetic.
А многие прибавляли, что в его лице было даже что-то вдохновенное, провидческое.
One of the most remarkable sufferers by the same axe—a woman—had asked at the foot of the same scaffold, not long before, to be allowed to write down the thoughts that were inspiring her.
Одна из замечательнейших женщин того времени, также погибшая на гильотине[65], попросила позволения перед казнью записать осенившие ее мысли.
If he had given any utterance to his, and they were prophetic, they would have been these:
Если бы он прозревал будущее и записал свои мысли, вот что мы прочли бы:
"I see Barsad, and Cly, Defarge, The Vengeance, the Juryman, the Judge, long ranks of the new oppressors who have risen on the destruction of the old, perishing by this retributive instrument, before it shall cease out of its present use.
«Я вижу Барседа, Клая, Дефаржа, Месть, присяжных, судей и множество новых угнетателей, пришедших на смену старым, и всех их настигнет карающий меч, прежде чем его отложат в сторону.
I see a beautiful city and a brilliant people rising from this abyss, and, in their struggles to be truly free, in their triumphs and defeats, through long years to come, I see the evil of this time and of the previous time of which this is the natural birth, gradually making expiation for itself and wearing out.
Я вижу цветущий город и прекрасный народ, поднявшийся из бездны; вижу, как он, в стойкой борьбе добиваясь настоящей свободы, через долгие, долгие годы терпеливых усилий и бесчисленных поражений и побед искупит и загладит зло моего жестокого времени и предшествующих ему времен, которые выносили в себе это зло.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1