5#

Под стягом победным. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Под стягом победным". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 586 книг и 1830 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 141 из 197  ←предыдущая следующая→ ...

Better that he should endure the pain of tight ligatures than that three men should risk imprisonment and death.
Пусть лучше помучается от тугих веревок, чем три человека попадут в плен и будут расстреляны.
And suddenly Hornblower remembered the four other men — the sergeant and the mate and the two hands — who lay gagged and bound in the cabin.
They must be highly uncomfortable, and probably fairly near to suffocation.
It could not be helped.
Тут Хорнблауэр вспомнил, что еще четверо — сержант, штурманский помощник и два матроса — лежат в каюте связанные, с кляпами во рту Ничего не поделаешь.
No one could be spared for a moment from the deck to go below and attend them.
Из англичан ни один не может отвлекаться на пленников.
There they must lie until there was no hope of rescue for them.
Пусть лежат, пока их освобождение не станет делом невозможным.
He found himself feeling sorry for them, and put the feeling aside.
Он почувствовал мгновенную жалость к связанным людям внизу, и тут же отбросил ее.
Naval history teemed with stories of recaptured prizes, in which the prisoners had succeeded in overpowering weak prize crews.
Флотские анналы переполнены историями о трофейных кораблях, где пленные возобладали над немногочисленной командой.
He was going to run no risk of that.
С ним такого не случится.
It was interesting to note how his mouth set itself hard at the thought without his own volition; and it was equally interesting to observe how his reluctance to go home and face the music reacted contrariwise upon his resolution to see this affair through.
При этой мысли лицо его помимо воли приобрело жесткое выражение, губы сжались.
Он отметил это про себя, как отметил и другое обстоятельство: нежелание возвращаться к прежним проблемам и платить за все не ослабляло, но усиливало решимость довести начатое до конца.
He did not want to fail, and the thought that he might be glad of failure because of the postponement of the settlement of his affairs only made him more set in his determination not to fail.
Он не хотел проигрывать.
Мысль, что провал послужит желанным избавлением от ответственности, только укрепляла его в твердом намерении избежать провала.
"I will loosen the cords," he said to the pilot, "when we are off Noirmoutier.
— Я ослаблю веревки, — сказал он лоцману, — когда мы минуем Нуармутье.
Not before."
Не раньше.
CHAPTER FOURTEEN
XIV
They were off Noirmoutier at dawn, with the last dying puff of wind.
Нуармутье миновали на исходе ночи, с последними порывами бриза.
The grey light found them becalmed and enwreathed in a light haze which drifted in patches over the calm surface of the sea, awaiting the rising of the sun to dissipate it.
Серый рассвет принес штиль.
Легкая туманная дымка клочьями плыла над морем, чтобы растаять с первыми лучами солнца.
Hornblower looked round him as the details became more clear.
Хорнблауэр глядел вокруг, видя постепенно проступающие подробности.
The galley slaves were all asleep on the foredeck, huddled together for warmth like pigs in a sty, with Brown squatting on the hatch beside them, his chin on his hand.
Каторжники спали вповалку, сбившись для тепла в плотную кучу, Браун сидел рядом на корточках, подперев рукой подбородок.
Bush still stood at the tiller, betraying no fatigue after his sleepless night; he held the tiller against his hip with his wooden leg braced against a ring bolt.
Буш стоял у румпеля, и по нему нельзя было сказать, устал ли он после бессонной ночи; румпель он прижимал к боку, а деревянную ногу для устойчивости продел в рымболт.
Against the rail the pilot drooped in his bonds; his face which yesterday had been plump and pink was this morning drawn and grey with pain and fatigue.
Лоцман обвис на привязанных к поручню веревках: лицо его, круглое и розовое вчера, осунулось от усталости и боли.
скачать в HTML/PDF
share