5#

Под стягом победным. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Под стягом победным". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 163 из 197  ←предыдущая следующая→ ...

"What's all this?" demanded the midshipman.
— Что все это значит?
His glance swept the cutter's deck, observing the sleepy prisoners rubbing their eyes, the wooden-legged civilian at the tiller, the bare-headed man in a King's coat awaiting him.
— Мичман оглядел палубу, пленников, которые терли заспанные глаза, одноногого штатского у румпеля и человека в королевском мундире с непокрытой головой.
"You call me 'sir'," barked Hornblower, as he had done to midshipmen ever since he became a lieutenant.
— Обращайтесь ко мне «сэр», — рявкнул Хорнблауэр, как рявкал на мичманов с тех пор, как сделался лейтенантом.
The midshipman eyed the gold laced coat — undoubtedly it was trimmed in the fashion of the coat of a captain of more than three years' seniority, and the man who wore it carried himself as though he expected deference.
Мичман посмотрел на мундир с золотым позументом и нашивками — явно перед ним капитан с более чем трехлетним стажем, да и говорит властно.
"Yes, sir," said the midshipman, a little abashed.
— Да, сэр, — отвечал мичман несколько оторопело,
"That is Lieutenant Bush at the tiller.
— У румпеля лейтенант Буш.
You will remain here with these men under his orders, while I go to interview your captain."
Останетесь с матросами в его распоряжении, пока я поговорю с вашим капитаном.
"Aye aye, sir," said the midshipman, stiffening to attention.
— Есть, сэр, — отозвался мичман, вытягиваясь по стойке «смирно».
The boat bore Hornblower to the Triumph's side; the coxswain made the four-finger gesture which indicated the arrival of a captain, but marines and side-boys were not in attendance as Hornblower went up the side — the Navy could not risk wasting her cherished compliments on possible impostors.
Шлюпка мигом доставила Хорнблауэра к
«Триумфу» Старшина поднял четыре пальца, показывая, что прибыл капитан, но морские пехотинцы и фалрепные не встречали Хорнблауэра у борта — флот не может оказывать почести всяким самозванцам.
But Hardy was there on deck, his huge bulk towering over everyone round him; Hornblower saw the expression of his beefy face alter as he saw him.
Однако Харди был на палубе — громадный, на голову выше остальных.
При виде Хорнблауэра его мясистое лицо осветилось изумлением.
"Good God, it's Hornblower all right," said Hardy, striding forward, with his hand outstretched.
— Господи, и впрямь Хорнблауэр, — сказал Харди, шагая вперед с протянутой рукой.
"Welcome back, sir.
— С возвращением, сэр.
How do you come here, sir?
Как вы здесь оказались, сэр?
How did you retake the Witch?
Как отбили
«Волшебницу»?
How —"
Как...
What Hardy wanted to say was
"How have you risen from the grave?" but such a question seemed to savour of impoliteness.
Харди хотел сказать «как вернулись с того света?», но такой вопрос припахивал бы невежливостью.
Hornblower shook hands, and trod gratefully the quarterdeck of a ship of the line once more.
Хорнблауэр пожал протянутую руку и с удовольствием ощутил под ногами шканцы линейного корабля.
His heart was too full for speech, or his brain was too numb with fatigue, and he could make no reply to Hardy's questioning.
Он не мог говорить, то ли от полноты сердца, то ли просто от усталости, во всяком случае, на вопросы Харди он не ответил.
"Come below to my cabin," said Hardy, kindly — phlegmatic though he was, he still could just appreciate the other's difficulty.
— Идемте ко мне в каюту, — любезно предложил Харди.
Флегматик по натуре, он, тем не менее, способен был понять чужие затруднения.
There was more ease in the cabin, sitting on the cushioned locker under the portrait of Nelson that hung on the bulkhead, and with the timbers groaning faintly all round, and the blue sea visible through the great stern window.
В каюте, на обитом мягкими подушками рундуке, под портретом Нельсона в переборке, Хорнблауэр немного пришел в себя.
Вокруг поскрипывала древесина, за большим кормовым окном колыхалось море.
скачать в HTML/PDF
share