5#

Под стягом победным. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Под стягом победным". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 671 книга и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 71 из 197  ←предыдущая следующая→ ...

"I regret," he said, "that I did not quite hear the name which my major-domo announced."
— Сожалею, — сказал он, — что не расслышал имени, которое назвал мой мажордом.
"Captain Horatio Hornblower, of His Britannic Majesty's ship Sutherland," said Hornblower.
— Капитан Горацио Хорнблауэр корабля Его Британского Величества
«Сатерленд», — сказал Хорнблауэр.
"It is the greatest pleasure to meet you, Captain," said the Count, side-stepping the difficulty of pronunciation with the agility to be expected of a representative of the old regime.
— Чрезвычайно рад познакомиться, капитан, — сказал граф, избегая трудных в произношении слов с легкостью естественной в представителе старого режима.
"I am Lucien Antoine de Ladon, Comte de Graçay.'
— Меня зовут Люсьен Антуан де Лядон, граф де Грасай.
The men exchanged bows.
Они обменялись поклонами.
"May I present you to my daughter-in-law?
— Позвольте представить вас моей невестке.
Madame la Vicomtesse de Graçay."
Мадам виконтесса де Грасай.
"Your servant, ma'am," said Hornblower, bowing again, and then felt like a graceless lout because the English formula had risen to his lips by the instinct the action prompted.
— Ваш слуга, мэм, — сказал Хорнблауэр, снова кланяясь, и тут же почувствовал себя неотесанным болваном: как только дело дошло до знакомства, английский оборот сам подвернулся на язык.
He hurriedly racked his brains for the French equivalent, and ended in a shamefaced mumble of
"Enchanté."
Он принялся торопливо выискивать французский эквивалент, и, наконец, позорно промямлил «enchante».
The Vicomtesse had black eyes in the maddest contrast with her nearly auburn hair.
У виконтессы были темные глаза в умопомрачительном контрасте с золотистыми волосами.
She was stoutly — one might almost say stockily — built, and was somewhere near thirty years of age, dressed in black silk which left sturdy white shoulders exposed.
Лет тридцати на вид, она была крепкого, чуть ли не жилистого сложения, и одета в черное шелковое платье, оставлявшее открытыми белые, сильные плечи.
As she curtseyed her eyes met his in complete friendliness.
Она сделала реверанс и ласково улыбнулась.
"And what is the name of the wounded gentleman whom we have the honour of entertaining?" she asked; even to Hornblower's unaccustomed ear her French had a different quality from the Count's.
— А как зовут раненого господина, которого мы имеем честь принимать? — спросила она; даже Хорнблауэр различил, что она говорит по-французски иначе, чем граф.
"Bush," said Hornblower, grasping the import of the question with an effort.
— Буш, — отвечал Хорнблауэр, с трудом угадывая смысл вопроса.
"First Lieutenant of my ship.
— Первый лейтенант моего корабля.
I have left my servant, Brown, in the kitchen."
Слугу, Брауна, я оставил в кухне.
"Felix will see that he is comfortable," interposed the Count.
— Феликс о нем позаботится, — вмешался граф.
"What of yourself, Captain?
— Чего бы вы хотели, капитан?
Some food?
Поесть?
A glass of wine?"
Бокал вина?
"Nothing, thank you," said Hornblower.
— Ничего, спасибо, — сказал Хорнблауэр.
He felt in no need of food in this mad world, although he had not eaten since noon.
В этом безумном мире есть не хотелось, хотя обедал он полдня назад.
"Nothing, despite the fatigues of your journey?"
— После такого утомительно пути?
There could hardly be a more delicate allusion than that to Hornblower's recent arrival through the snow, drenched and battered.
Трудно было бы деликатнее намекнуть на то, что Хорнблауэр недавно явился из снежной ночи, мокрый и оборванный.
"Nothing, thank you," repeated Hornblower.
— Ничего, спасибо, — повторил Хорнблауэр.
"Will you not sit down, Captain?" asked the Vicomtesse.
— Вы не присядете, капитан? — спросила виконтесса.
They all three found themselves chairs.
Все трое сели.
"You will pardon us, I hope," said the Count, "if we continue to speak French.
— Надеюсь, вы извините нас, — сказал граф, — если мы дальше будем говорить по-французски.
скачать в HTML/PDF
share