5#

После похорон. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "После похорон". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 13 из 211  ←предыдущая следующая→ ...

Somebody else had said,
"What do you mean?"
– Что вы имеете в виду? – осведомился кто-то еще.
And at once Cora Lansquenet, abashed, and convicted of enormity, had burst into fluttering phrases.
Кора Ланскене разразилась потоком отрывочных фраз:
"Oh I'm sorry - I didn't mean - oh, of course, it was very stupid of me, but I did think from what he said - Oh, of course I know it's quite all right, but his death was so sudden - please forget that I said anything at all - I didn't mean to be so stupid - I know I'm always saying the wrong thing."
– О, я очень сожалею… Я не имела в виду… Конечно, с моей стороны это глупо, но я поняла по его словам… Я знаю, что все в порядке, но его смерть была такой внезапной… Пожалуйста, забудьте все, что я сказала… Я знаю, что всегда говорю глупости…
And then the momentary upset had died down and there had been a practical discussion about the disposition of the late Richard Abernethie's personal effects.
Недолгое смущение сменилось практичной дискуссией о том, что делать с личным имуществом покойного Ричарда Эбернети.
The house and its contents, Mr Entwhistle supplemented, would be put up for sale.
Мистер Энтуисл указал, что дом вместе со всем содержимым должен быть выставлен на продажу.
Cora's unfortunate gaffe had been forgotten.
Злополучная выходка Коры была забыта.
After all, Cora had always been, if not subnormal, at any rate embarrassingly naïve.
В конце концов, Кора всегда отличалась сверхнаивностью.
She had never had any idea of what should or should not be said.
Она понятия не имела, что следует говорить, а что нет.
At nineteen it had not mattered so much.
В девятнадцать лет это не представлялось таким уж важным.
The mannerisms of an enfant terrible can persist to then, but an enfant terrible of nearly fifty is decidedly disconcerting.
В этом возрасте еще могут сохраняться манеры enfant terrible[1], но к пятидесяти годам они становятся абсолютно неуместными.
To blurt out unwelcome truths -
Вот так резать правду-матку…
Mr Entwhistle's train of thought came to an abrupt check.
Течение мыслей мистера Энтуисла резко остановилось.
It was the second time that that disturbing word had occurred.
Truths.
Уже второй раз ему в голову пришло тревожное слово «правда».
And why was it so disturbing?
А почему, собственно говоря, тревожное?
Because, of course, that had always been at the bottom of the embarrassment that Cora's outspoken comments had caused.
It was because her naïve statements had been either true or had contained some grain of truth that they had been so embarrassing!
Да потому, что наивные замечания Коры если и не оказывались правдивыми, то всегда содержали крупицу правды, что и делало их такими неудобоваримыми!
Although in the plump woman of forty-nine, Mr Entwhistle had been able to see little resemblance to the gawky girl of earlier days, certain of Cora's mannerisms had persisted - the slight bird-like twist of the head as she brought out a particularly outrageous remark - a kind of air of pleased expectancy.
Хотя в полной сорокадевятилетней женщине мистер Энтуисл не мог различить особого сходства с неуклюжей девочкой давно прошедших лет, в поведении Коры многое оставалось прежним – например, привычка по-птичьи склонять голову набок, произнося самые неуместные замечания с видом радостного предвкушения бурного протеста.
In just such a way had Cora once commented on the figure of the kitchen-maid.
Именно таким образом Кора однажды охарактеризовала фигуру судомойки:
"Mollie can hardly get near the kitchen table, her stomach sticks out so.
«Молли едва удается пролезть за кухонный стол, настолько у нее вырос живот.
скачать в HTML/PDF
share