3#

Почтальон всегда звонит дважды. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Почтальон всегда звонит дважды". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 72 из 104  ←предыдущая следующая→ ...

That’s why it stimulates me to work against him.
Это одна из причин, почему я с ним все время воюю.
He really believes hanging them does some good.
Он в самом деле верит, что творит бог весть какое добро, когда призывает повесить каждого несчастного.
You’re playing for stakes when you’re playing against Sackett.
Играть против Саккета – значит играть на вас.
So he put his insurance man on the stand again.
Он снова вызвал на скамью свидетелей того страховщика.
But instead of it being his son of a bitch, after that little midnight session it was my son of a bitch, only Sackett didn’t know it.
Но на этот раз это уже не был его человек, после ночного совещания это был мой человек, только Саккет об этом не знал.
He roared plenty when he found it out.
Как он рвал и метал, когда понял это.
But it was too late.
Однако было уже поздно.
If an insurance company didn’t believe she was guilty, a jury would never believe it, would it?
Если даже страховая компания не верила в ее вину, то как в нее могли поверить присяжные?
There wasn’t a chance in the world of convicting her after that.
Шанс на ее осуждение в этом случае был меньше нуля.
And that was when I burned Sackett.
А потом я заставил Саккета все это проглотить.
I got up and made a speech to the court.
Я встал и произнес речь, обращаясь к суду.
I took my time about it.
Очень осторожную, с оглядкой.
I told how my client had protested her innocence from the beginning.
Сказал им, что моя клиентка с самого начала утверждала, что невиновна.
I told how I didn’t believe it.
Сказал, что я сам ей не верил.
I told how I knew there existed what I regarded as overwhelming evidence against her, enough to convict her in any court, and that I believed I was acting in her best interest when I decided to plead her guilty and throw her on the mercy of the court.
Сказал, что все доказательства против нее я считал неопровержимыми, вполне достаточными для того, чтобы она была осуждена любым судом, и что я сам был уверен, что поступаю в ее интересах, когда решился признать ее виновной и сдать на милость правосудия.
But, Chambers, do you know how I rolled that but under my tongue?
Но...
Можете себе представить, Чемберс, как я обсасывал это «но»?
But, in the light of the testimony just given, there was no course open to me but to withdraw the pleas of guilty and allow the cases to proceed.
Но в свете только что выслушанных свидетельских показаний мне не остается ничего другого, как отозвать признание вины и оставить все на усмотрение суда.
Sackett couldn’t do a thing, because I was still within the limit of eight days for a plea.
Саккет не пискнул, потому что я действовал в пределах восьми дней, отведенных на защиту.
He knew he was sunk.
Я знал, что он в ловушке.
He consented to a plea for manslaughter, the court examined the other witnesses itself, gave her six months, suspended sentence, and practically apologized even for that.
Согласившись с обвинением в неумышленном убийстве, суд сам выслушал остальных свидетелей, дал ей шесть месяцев условно, а практически извинился и за это.
We quashed the assault charge.
Обвинение в покушении на убийство мы аннулировали.
That was the key to the whole thing, and we almost forgot it.”
Это было ключом ко всей истории, и мы об этом чуть не забыли.
There came a rap on the door.
Раздался стук в дверь.
Kennedy brought Cora in, put some papers down in front of Katz, and left.
Кеннеди ввел Кору, положил перед Кацем какие-то бумаги и исчез.
“There you are, Chambers.
– Так, вот оно, Чемберс.
Just sign that, will you?
Подпишите, пожалуйста.
скачать в HTML/PDF
share