4#

Преступление и наказание, Часть первая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть первая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2646 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 31 из 99  ←предыдущая следующая→ ...

The furniture was in keeping with the room: there were three old chairs, rather rickety; a painted table in the corner on which lay a few manuscripts and books; the dust that lay thick upon them showed that they had been long untouched.
A big clumsy sofa occupied almost the whole of one wall and half the floor space of the room; it was once covered with chintz, but was now in rags and served Raskolnikov as a bed.
Мебель соответствовала помещению: было три старых стула, не совсем исправных, крашеный стол в углу, на котором лежало несколько тетрадей и книг; уже по тому одному, как они были запылены, видно было, что до них давно уже не касалась ничья рука; и, наконец, неуклюжая большая софа, занимавшая чуть не всю стену и половину ширины всей комнаты, когда-то обитая ситцем, но теперь в лохмотьях и служившая постелью Раскольникову.
Often he went to sleep on it, as he was, without undressing, without sheets, wrapped in his old student's overcoat, with his head on one little pillow, under which he heaped up all the linen he had, clean and dirty, by way of a bolster.
Часто он спал на ней так, как был, не раздеваясь, без простыни, покрываясь своим старым, ветхим, студенческим пальто и с одною маленькою подушкой в головах, под которую подкладывал все, что имел белья, чистого и заношенного, чтобы было повыше изголовье.
A little table stood in front of the sofa.
Перед софой стоял маленький столик.
It would have been difficult to sink to a lower ebb of disorder, but to Raskolnikov in his present state of mind this was positively agreeable.
Трудно было более опуститься и обнеряшиться; но Раскольникову это было даже приятно в его теперешнем состоянии духа.
He had got completely away from everyone, like a tortoise in its shell, and even the sight of a servant girl who had to wait upon him and looked sometimes into his room made him writhe with nervous irritation.
Он решительно ушел от всех, как черепаха в свою скорлупу, и даже лицо служанки, обязанной ему прислуживать и заглядывавшей иногда в его комнату, возбуждало в нем желчь и конвульсии.
He was in the condition that overtakes some monomaniacs entirely concentrated upon one thing.
Так бывает у иных мономанов, слишком на чем-нибудь сосредоточившихся.
His landlady had for the last fortnight given up sending him in meals, and he had not yet thought of expostulating with her, though he went without his dinner.
Квартирная хозяйка его две недели как уже перестала ему отпускать кушанье, и он не подумал еще до сих пор сходить объясниться с нею, хотя и сидел без обеда.
Nastasya, the cook and only servant, was rather pleased at the lodger's mood and had entirely given up sweeping and doing his room, only once a week or so she would stray into his room with a broom.
Настасья, кухарка и единственная служанка хозяйкина, отчасти была рада такому настроению жильца и совсем перестала у него убирать и мести, так только раз в неделю, нечаянно, бралась иногда за веник.
She waked him up that day.
Она же и разбудила его теперь.
"Get up, why are you asleep?" she called to him.
"It's past nine, I have brought you some tea; will you have a cup?
- Вставай, чего спишь! - закричала она над ним, - десятый час.
Я тебе чай принесла; хошь чайку-то?
I should think you're fairly starving?"
Поди отощал?
Raskolnikov opened his eyes, started and recognised Nastasya.
Жилец открыл глаза, вздрогнул и узнал Настасью.
"From the landlady, eh?" he asked, slowly and with a sickly face sitting up on the sofa.
- Чай-то от хозяйки, что ль? - спросил он, медленно и с болезненным видом приподнимаясь на софе.
"From the landlady, indeed!"
- Како от хозяйки!
She set before him her own cracked teapot full of weak and stale tea and laid two yellow lumps of sugar by the side of it.
Она поставила перед ним свой собственный надтреснутый чайник, с спитым уже чаем, и положила два желтых кусочка сахару.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1