4#

Преступление и наказание, Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 27 из 109  ←предыдущая следующая→ ...

Razumihin gazed after him in astonishment.
Разумихин с удивлением поглядел ему вслед.
But when Raskolnikov was in the next street, he turned back, mounted the stairs to Razumihin's again and laying on the table the German article and the three roubles, went out again, still without uttering a word.
Но дойдя уже до первой линии, Раскольников вдруг воротился, поднялся опять к Разумихину и, положив на стол и немецкие листы, и три рубля, опять-таки ни слова не говоря, пошел вон.
"Are you raving, or what?"
Razumihin shouted, roused to fury at last.
- Да у тебя белая горячка, что ль! - заревел взбесившийся наконец Разумихин.
"What farce is this?
- Чего ты комедии-то разыгрываешь!
You'll drive me crazy too... what did you come to see me for, damn you?"
Даже меня сбил с толку...
Зачем же ты приходил после этого, черт?
"I don't want... translation," muttered Raskolnikov from the stairs.
- Не надо... переводов... - пробормотал Раскольников, уже спускаясь с лестницы.
"Then what the devil do you want?" shouted Razumihin from above.
- Так какого ты тебе черта надо? - закричал сверху Разумихин.
Raskolnikov continued descending the staircase in silence.
Тот молча продолжал спускаться.
"Hey, there!
- Эй, ты!
Where are you living?"
Где ты живешь?
No answer.
Ответа не последовало.
"Well, confound you then!"
- Ну так чер-р-рт с тобой!..
But Raskolnikov was already stepping into the street.
Но Раскольников уже выходил на улицу.
On the Nikolaevsky Bridge he was roused to full consciousness again by an unpleasant incident.
На Николаевском мосту ему пришлось еще раз вполне очнуться вследствие одного весьма неприятного для него случая.
A coachman, after shouting at him two or three times, gave him a violent lash on the back with his whip, for having almost fallen under his horses' hoofs.
Его плотно хлестнул кнутом по спине кучер одной коляски, за то что он чуть-чуть не попал под лошадей, несмотря на то что кучер раза три или четыре ему кричал.
The lash so infuriated him that he dashed away to the railing (for some unknown reason he had been walking in the very middle of the bridge in the traffic).
He angrily clenched and ground his teeth.
Удар кнута так разозлил его, что он, отскочив к перилам (неизвестно почему он шел по самой середине моста, где ездят, а не ходят), злобно заскрежетал и защелкал зубами.
He heard laughter, of course.
Кругом, разумеется, раздавался смех.
"Serves him right!"
- И за дело!
"A pickpocket I dare say."
- Выжига какая-нибудь.
"Pretending to be drunk, for sure, and getting under the wheels on purpose; and you have to answer for him."
- Известно, пьяным представится да нарочно и лезет под колеса; а ты за него отвечай.
"It's a regular profession, that's what it is."
- Тем промышляют, почтенный, тем промышляют...
But while he stood at the railing, still looking angry and bewildered after the retreating carriage, and rubbing his back, he suddenly felt someone thrust money into his hand.
Но в ту минуту, как он стоял у перил и все еще бессмысленно и злобно смотрел вслед удалявшейся коляске, потирая спину, вдруг он почувствовал, что кто-то сует ему в руки деньги.
He looked.
It was an elderly woman in a kerchief and goatskin shoes, with a girl, probably her daughter wearing a hat, and carrying a green parasol.
Он посмотрел: пожилая купчиха, в головке и козловых башмаках, и с нею девушка, в шляпке и с зеленым зонтиком, вероятно дочь.
"Take it, my good man, in Christ's name."
"Прими, батюшка, ради Христа".
He took it and they passed on.
Он взял и они прошли мимо.
It was a piece of twenty copecks.
Денег двугривенный.
From his dress and appearance they might well have taken him for a beggar asking alms in the streets, and the gift of the twenty copecks he doubtless owed to the blow, which made them feel sorry for him.
По платью и по виду они очень могли принять его за нищего, за настоящего собирателя грошей на улице, а подаче целого двугривенного он, наверно, обязан был удару кнута, который их разжалобил.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1