StudyEnglishWords

4#

Преступление и наказание, Часть третья. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть третья". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 28 из 85  ←предыдущая следующая→ ...

"Wait, I'll peep in and see whether he has waked up."
- Постойте, я загляну вперед, проснулся ли?
The ladies slowly followed Razumihin, who went on before, and when they reached the landlady's door on the fourth storey, they noticed that her door was a tiny crack open and that two keen black eyes were watching them from the darkness within.
Дамы потихоньку пошли за отправившимся по лестнице вперед Разумихиным, и когда уже поравнялись в четвертом этаже с хозяйкиною дверью, то заметили, что хозяйкина дверь отворена на маленькую щелочку и что два быстрые черные глаза рассматривают их обеих из темноты.
When their eyes met, the door was suddenly shut with such a slam that Pulcheria Alexandrovna almost cried out.
Когда же взгляды встретились, то дверь вдруг захлопнулась, и с таким стуком, что Пульхерия Александровна чуть не вскрикнула от испуга.
CHAPTER III
III
"He is well, quite well!"
Zossimov cried cheerfully as they entered.
- Здоров, здоров! - весело крикнул навстречу входящим Зосимов.
He had come in ten minutes earlier and was sitting in the same place as before, on the sofa.
Он уже минут с десять как пришел и сидел во вчерашнем своем углу на диване.
Raskolnikov was sitting in the opposite corner, fully dressed and carefully washed and combed, as he had not been for some time past.
Раскольников сидел в углу напротив, совсем одетый и даже тщательно вымытый и причесанный, чего уже давно с ним не случалось.
The room was immediately crowded, yet Nastasya managed to follow the visitors in and stayed to listen.
Комната разом наполнилась, но Настасья все-таки успела пройти вслед за посетителями и стала слушать.
Raskolnikov really was almost well, as compared with his condition the day before, but he was still pale, listless, and sombre.
Действительно, Раскольников был почти здоров, особенно в сравнении во вчерашним, только был очень бледен, рассеян и угрюм.
He looked like a wounded man or one who has undergone some terrible physical suffering.
His brows were knitted, his lips compressed, his eyes feverish.
Снаружи он походил как бы на раненого человека или вытерпливающего какую-нибудь сильную физическую боль: брови его были сдвинуты, губы сжаты, взгляд воспаленный.
He spoke little and reluctantly, as though performing a duty, and there was a restlessness in his movements.
Говорил он мало и неохотно, как бы через силу или исполняя обязанность, и какое-то беспокойство изредка появлялось в его движениях.
He only wanted a sling on his arm or a bandage on his finger to complete the impression of a man with a painful abscess or a broken arm.
Недоставало какой-нибудь повязки на руке или чехла из тафты на пальце для полного сходства с человеком, у которого, например, очень больно нарывает палец, или ушиблена рука, или что-нибудь в этом роде.
The pale, sombre face lighted up for a moment when his mother and sister entered, but this only gave it a look of more intense suffering, in place of its listless dejection.
Впрочем, и это бледное и угрюмое лицо озарилось на мгновение как бы светом, когда вошли мать и сестра, но это прибавило только к выражению его, вместо прежней тоскливой рассеянности, как бы более сосредоточенной муки.
The light soon died away, but the look of suffering remained, and Zossimov, watching and studying his patient with all the zest of a young doctor beginning to practise, noticed in him no joy at the arrival of his mother and sister, but a sort of bitter, hidden determination to bear another hour or two of inevitable torture.
Свет померк скоро, но мука осталась, и Зосимов, наблюдавший и изучавший своего пациента со всем молодым жаром только что начинающего полечивать доктора, с удивлением заметил в нем, с приходом родных, вместо радости, как бы тяжелую скрытую решимость перенесть час-другой пытки, которой нельзя уж избегнуть.
He saw later that almost every word of the following conversation seemed to touch on some sore place and irritate it.
But at the same time he marvelled at the power of controlling himself and hiding his feelings in a patient who the previous day had, like a monomaniac, fallen into a frenzy at the slightest word.
Он видел потом, как почти каждое слово последовавшего разговора точно прикасалось к какой-нибудь ране его пациента и бередило ее; но в то же время он и подивился отчасти сегодняшнему умению владеть собой и скрывать свои чувства вчерашнего мономана, из-за малейшего слова впадавшего вчера чуть не в бешенство.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1