StudyEnglishWords

4#

Преступление и наказание, Часть третья. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть третья". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 69 из 85  ←предыдущая следующая→ ...

It's a law of nature."
Такой закон есть.
"Well, you have certainly set my mind more at rest on that score; but there's another thing worries me.
Tell me, please, are there many people who have the right to kill others, these extraordinary people?
- Ну, по крайней мере с этой стороны, вы меня хоть несколько успокоили; но вот ведь опять беда-с: скажите, пожалуйста, много ли таких людей, которые других-то резать право имеют, "необыкновенных-то" этих?
I am ready to bow down to them, of course, but you must admit it's alarming if there are a great many of them, eh?"
Я, конечно, готов преклониться, но ведь согласитесь, жутко-с, если уж очень-то много их будет, а?
"Oh, you needn't worry about that either," Raskolnikov went on in the same tone.
- О, не беспокойтесь и в этом, - тем же тоном продолжал Раскольников.
"People with new ideas, people with the faintest capacity for saying something _new_, are extremely few in number, extraordinarily so in fact.
- Вообще людей с новою мыслию, даже чуть-чуть только способных сказать хоть что-нибудь новое, необыкновенно мало рождается, даже до странности мало.
One thing only is clear, that the appearance of all these grades and sub-divisions of men must follow with unfailing regularity some law of nature.
Ясно только одно, что порядок зарождения людей, всех этих разрядов и подразделений, должно быть, весьма верно и точно определен каким-нибудь законом природы.
That law, of course, is unknown at present, but I am convinced that it exists, and one day may become known.
Закон этот, разумеется, теперь неизвестен, но я верю, что он существует и впоследствии может стать и известным.
The vast mass of mankind is mere material, and only exists in order by some great effort, by some mysterious process, by means of some crossing of races and stocks, to bring into the world at last perhaps one man out of a thousand with a spark of independence.
One in ten thousand perhaps--I speak roughly, approximately--is born with some independence, and with still greater independence one in a hundred thousand.
Огромная масса людей, материал, для того только и существует на свете, чтобы наконец, чрез какое-то усилие, каким-то таинственным до сих пор процессом, посредством какого-нибудь перекрещивания родов и пород, понатужиться и породить наконец на свет, ну хоть из тысячи одного, хотя сколько-нибудь самостоятельного человека.
Еще с более широкою самостоятельностию рождается, может быть, из десяти тысяч один (я говорю примерно, наглядно).
Еще с более широкою - из ста тысяч один.
The man of genius is one of millions, and the great geniuses, the crown of humanity, appear on earth perhaps one in many thousand millions.
Гениальные люди - из миллионов, а великие гении, завершители человечества, - может быть, по истечении многих тысячей миллионов людей на земле.
In fact I have not peeped into the retort in which all this takes place.
Одним словом, в реторту, в которой все это происходит, я не заглядывал.
But there certainly is and must be a definite law, it cannot be a matter of chance."
Но определенный закон непременно есть и должен быть; тут не может быть случая.
"Why, are you both joking?"
Razumihin cried at last.
- Да что вы оба, шутите, что ль? - вскричал наконец Разумихин.
"There you sit, making fun of one another.
- Морочите вы друг друга иль нет?
Сидят и один над другим подшучивают!
Are you serious, Rodya?"
Ты серьезно, Родя?
Raskolnikov raised his pale and almost mournful face and made no reply.
Раскольников молча поднял на него свое бледное и почти грустное лицо и ничего не ответил.
And the unconcealed, persistent, nervous, and _discourteous_ sarcasm of Porfiry seemed strange to Razumihin beside that quiet and mournful face.
И странною показалась Разумихину, рядом с этим тихим и грустным лицом, нескрываемая, навязчивая, раздражительная и невежливая язвительность Порфирия.
"Well, brother, if you are really serious...
- Ну, брат, если действительно это серьезно, то...
You are right, of course, in saying that it's not new, that it's like what we've read and heard a thousand times already; but what is really original in all this, and is exclusively your own, to my horror, is that you sanction bloodshed _in the name of conscience_, and, excuse my saying so, with such fanaticism....
Ты, конечно, прав, говоря, что это не ново и похоже на все, что мы тысячу раз читали и слышали; но что действительно оригинально во всем этом, - и действительно принадлежит одному тебе, к моему ужасу, - это то, что все-таки кровь по совести разрешаешь, и, извини меня, с таким фанатизмом даже...
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1