4#

Преступление и наказание, Часть третья. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть третья". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2646 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 83 из 85  ←предыдущая следующая→ ...

"Stay, did he really beckon?"
Raskolnikov wondered, but he tried to overtake him.
"Да полно, звал ли он?" - подумал Раскольников, однако ж стал догонять.
When he was within ten paces he recognised him and was frightened; it was the same man with stooping shoulders in the long coat.
Не доходя шагов десяти, он вдруг узнал его и - испугался; это был давешний мещанин, в таком же халате и так же сгорбленный.
Raskolnikov followed him at a distance; his heart was beating; they went down a turning; the man still did not look round.
Раскольников шел издали; сердце его стукало; повернули в переулок - тот все не оборачивался.
"Does he know I am following him?" thought Raskolnikov.
"Знает ли он, что я за ним иду?" - думал Раскольников.
The man went into the gateway of a big house.
Мещанин вошел в ворота одного большого дома.
Raskolnikov hastened to the gate and looked in to see whether he would look round and sign to him.
Раскольников поскорей подошел к воротам и стал глядеть, не оглянется ли он и не позовет ли его?
In the court-yard the man did turn round and again seemed to beckon him.
В самом деле, пройдя всю подворотню и уже выходя во двор, тот вдруг обернулся и опять точно как будто махнул ему.
Raskolnikov at once followed him into the yard, but the man was gone.
Раскольников тотчас же прошел подворотню, но во дворе мещанина уж не было.
He must have gone up the first staircase.
Стало быть, он вошел тут сейчас на первую лестницу.
Raskolnikov rushed after him.
Раскольников бросился за ним.
He heard slow measured steps two flights above.
The staircase seemed strangely familiar.
В самом деле, двумя лестницами выше слышались еще чьи-то мерные, неспешные шаги.
He reached the window on the first floor; the moon shone through the panes with a melancholy and mysterious light; then he reached the second floor.
Странно, лестница была как будто знакомая!
Вон окно в первом этаже; грустно и таинственно проходил сквозь стекла лунный свет; вот и второй этаж.
Bah! this is the flat where the painters were at work... but how was it he did not recognise it at once?
Ба!
Это та самая квартира, в которой работники мазали...
Как же он не узнал тотчас?
The steps of the man above had died away.
"So he must have stopped or hidden somewhere."
Шаги впереди идущего человека затихли: "стало быть, он остановился или где-нибудь спрятался".
He reached the third storey, should he go on?
Вот и третий этаж; идти ли дальше?
There was a stillness that was dreadful....
И какая там тишина, даже страшно...
But he went on.
Но он пошел.
The sound of his own footsteps scared and frightened him.
Шум его собственных шагов его пугал и тревожил.
How dark it was!
Боже, как темно!
The man must be hiding in some corner here.
Мещанин, верно, тут где-нибудь притаился в углу.
Ah! the flat was standing wide open, he hesitated and went in.
А! квартира отворена настежь на лестницу, он подумал и вошел.
It was very dark and empty in the passage, as though everything had been removed; he crept on tiptoe into the parlour which was flooded with moonlight.
Everything there was as before, the chairs, the looking-glass, the yellow sofa and the pictures in the frames.
В передней было очень темно и пусто, ни души, как будто все вынесли; тихонько, на цыпочках прошел он в гостиную: вся комната была ярко облита лунным светом; все тут по-прежнему: стулья, зеркало, желтый диван и картинки в рамках.
A huge, round, copper-red moon looked in at the windows.
Огромный, круглый, медно-красный месяц глядел прямо в окна.
"It's the moon that makes it so still, weaving some mystery," thought Raskolnikov.
"Это от месяца такая тишина, - подумал Раскольников, - он, верно, теперь загадку загадывает".
He stood and waited, waited a long while, and the more silent the moonlight, the more violently his heart beat, till it was painful.
Он стоял и ждал, долго ждал, и чем тише был месяц, тем сильнее стукало его сердце, даже больно становилось.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1