4#

Преступление и наказание, Часть четвертая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть четвертая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 695 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 10 из 81  ←предыдущая следующая→ ...

But that's not strictly logical.
А ведь тут нет строгой логики.
I agree that ghosts only appear to the sick, but that only proves that they are unable to appear except to the sick, not that they don't exist."
Я согласен, что привидения являются только больным; но ведь это только доказывает, что привидения могут являться не иначе как больным, а не то, что их нет, самих по себе.
"Nothing of the sort," Raskolnikov insisted irritably.
- Конечно, нет! - раздражительно настаивал Раскольников.
"No?
- Нет?
You don't think so?"
Svidrigailov went on, looking at him deliberately.
Вы так думаете? - продолжал Свидригайлов, медленно посмотрев на него.
"But what do you say to this argument (help me with it): ghosts are, as it were, shreds and fragments of other worlds, the beginning of them.
- Ну а что, если так рассудить (вот помогите-ка):
"Привидения - это, так сказать, клочки и отрывки других миров, их начало.
A man in health has, of course, no reason to see them, because he is above all a man of this earth and is bound for the sake of completeness and order to live only in this life.
Здоровому человеку, разумеется, их незачем видеть, потому что здоровый человек есть наиболее земной человек, а стало быть, должен жить одною здешнею жизнью, для полноты и для порядка.
But as soon as one is ill, as soon as the normal earthly order of the organism is broken, one begins to realise the possibility of another world; and the more seriously ill one is, the closer becomes one's contact with that other world, so that as soon as the man dies he steps straight into that world.
Ну а чуть заболел, чуть нарушился нормальный земной порядок в организме, тотчас и начинает сказываться возможность другого мира, и чем больше болен, тем и соприкосновений с другим миром больше, так что когда умрет совсем человек, то прямо и перейдет в другой мир".
I thought of that long ago.
Я об этом давно рассуждал.
If you believe in a future life, you could believe in that, too."
Если в будущую жизнь верите, то и этому рассуждению можно поверить.
"I don't believe in a future life," said Raskolnikov.
- Я не верю в будущую жизнь, - сказал Раскольников
Svidrigailov sat lost in thought.
Свидригайлов сидел в задумчивости.
"And what if there are only spiders there, or something of that sort," he said suddenly.
- А что, если там одни пауки или что-нибудь в этом роде, - сказал он вдруг.
"He is a madman," thought Raskolnikov.
"Это помешанный", - подумал Раскольников.
"We always imagine eternity as something beyond our conception, something vast, vast!
- Нам вот все представляется вечность как идея, которую понять нельзя, что-то огромное, огромное!
But why must it be vast?
Да почему же непременно огромное?
Instead of all that, what if it's one little room, like a bath house in the country, black and grimy and spiders in every corner, and that's all eternity is?
И вдруг, вместо всего этого, представьте себе, будет там одна комнатка, эдак вроде деревенской бани, закоптелая, а по всем углам пауки, и вот и вся вечность.
I sometimes fancy it like that."
Мне, знаете, в этом роде иногда мерещится.
"Can it be you can imagine nothing juster and more comforting than that?"
Raskolnikov cried, with a feeling of anguish.
- И неужели, неужели вам ничего не представляется утешительнее и справедливее этого! - с болезненным чувством вскрикнул Раскольников.
"Juster?
- Справедливее?
And how can we tell, perhaps that is just, and do you know it's what I would certainly have made it," answered Svidrigailov, with a vague smile.
А почем знать, может быть, это и есть справедливое, и знаете, я бы так непременно нарочно сделал! - ответил Свидригайлов, неопределенно улыбаясь.
This horrible answer sent a cold chill through Raskolnikov.
Каким-то холодом охватило вдруг Раскольникова при этом безобразном ответе.
Svidrigailov raised his head, looked at him, and suddenly began laughing.
Свидригайлов поднял голову, пристально посмотрел на него и вдруг расхохотался.
скачать в HTML/PDF
share