StudyEnglishWords

4#

Преступление и наказание, Часть четвертая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть четвертая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 17 из 81  ←предыдущая следующая→ ...

Pulcheria Alexandrovna came forward at once to greet him in the doorway, Dounia was welcoming her brother.
Пульхерия Александровна тотчас же вышла встретить его на пороге.
Дуня здоровалась с братом.
Pyotr Petrovitch walked in and quite amiably, though with redoubled dignity, bowed to the ladies.
Петр Петрович вошел и довольно любезно, хотя и с удвоенною солидностью, раскланялся с дамами.
He looked, however, as though he were a little put out and could not yet recover himself.
Впрочем, смотрел так, как будто немного сбился и еще не нашелся.
Pulcheria Alexandrovna, who seemed also a little embarrassed, hastened to make them all sit down at the round table where a samovar was boiling.
Пульхерия Александровна, тоже как будто сконфузившаяся, тотчас же поспешила рассадить всех за круглым столом, на котором кипел самовар.
Dounia and Luzhin were facing one another on opposite sides of the table.
Дуня и Лужин поместились напротив друг друга по обоим концам стола.
Razumihin and Raskolnikov were facing Pulcheria Alexandrovna, Razumihin was next to Luzhin and Raskolnikov was beside his sister.
Разумихин и Раскольников пришлись напротив Пульхерии Александровны - Разумихин ближе к Лужину, а Раскольников подле сестры.
A moment's silence followed.
Наступило мгновенное молчание.
Pyotr Petrovitch deliberately drew out a cambric handkerchief reeking of scent and blew his nose with an air of a benevolent man who felt himself slighted, and was firmly resolved to insist on an explanation.
Петр Петрович не спеша вынул батистовый платок, от которого понесло духами, и высморкался с видом хотя и добродетельного, но все же несколько оскорбленного в своем достоинстве человека, и притом твердо решившегося потребовать объяснений.
In the passage the idea had occurred to him to keep on his overcoat and walk away, and so give the two ladies a sharp and emphatic lesson and make them feel the gravity of the position.
Ему еще в передней пришла было мысль: не снимать пальто и уехать и тем скоро и внушительно наказать обеих дам, так чтобы разом дать все почувствовать.
But he could not bring himself to do this.
Но он не решился.
Besides, he could not endure uncertainty, and he wanted an explanation: if his request had been so openly disobeyed, there was something behind it, and in that case it was better to find it out beforehand; it rested with him to punish them and there would always be time for that.
Притом этот человек не любил неизвестности, а тут надо было разъяснить: если так явно нарушено его приказание, значит, что-нибудь да есть, а стало быть, лучше наперед узнать; наказать же всегда будет время, да и в его руках.
"I trust you had a favourable journey," he inquired officially of Pulcheria Alexandrovna.
- Надеюсь, путешествие прошло благополучно? - официально обратился он к Пульхерии Александровне.
"Oh, very, Pyotr Petrovitch."
- Слава богу, Петр Петрович.
"I am gratified to hear it.
- Весьма приятно-с.
And Avdotya Romanovna is not over-fatigued either?"
И Авдотья Романовна тоже не устали?
"I am young and strong, I don't get tired, but it was a great strain for mother," answered Dounia.
- Я-то молода и сильна, не устану, а мамаше так очень тяжело было, - отвечала Дунечка.
"That's unavoidable! our national railways are of terrible length.
- Что делать-с; наши национальные дороги весьма длинны.
'Mother Russia,' as they say, is a vast country....
Велика так называемая "матушка Россия"...
In spite of all my desire to do so, I was unable to meet you yesterday.
Я же, при всем желании, никак не мог вчера поспешить к встрече.
But I trust all passed off without inconvenience?"
Надеюсь, однако, что все произошло без особых хлопот?
"Oh, no, Pyotr Petrovitch, it was all terribly disheartening," Pulcheria Alexandrovna hastened to declare with peculiar intonation, "and if Dmitri Prokofitch had not been sent us, I really believe by God Himself, we should have been utterly lost.
- Ах, нет, Петр Петрович, мы были очень обескуражены, - с особой интонацией поспешила заявить Пульхерия Александровна, - и если б сам бог, кажется, не послал нам вчера Дмитрия Прокофьича, то мы просто бы так и пропали.
скачать в HTML/PDF
share