StudyEnglishWords

4#

Преступление и наказание, Часть четвертая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть четвертая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 43 из 81  ←предыдущая следующая→ ...

"He lets others come to it."
- Других допускает же.
"No, no!
- Нет, нет!
God will protect her, God!" she repeated beside herself.
Ее бог защитит, бог!.. - повторяла она, не помня себя.
"But, perhaps, there is no God at all," Raskolnikov answered with a sort of malignance, laughed and looked at her.
- Да, может, и бога-то совсем нет, - с каким-то даже злорадством ответил Раскольников, засмеялся и посмотрел на нее.
Sonia's face suddenly changed; a tremor passed over it.
Лицо Сони вдруг страшно изменилось: по нем пробежали судороги.
She looked at him with unutterable reproach, tried to say something, but could not speak and broke into bitter, bitter sobs, hiding her face in her hands.
С невыразимым укором взглянула она на него, хотела было что-то сказать, но ничего не могла выговорить и только вдруг горько-горько зарыдала, закрыв руками лицо.
"You say Katerina Ivanovna's mind is unhinged; your own mind is unhinged," he said after a brief silence.
- Вы говорите, У Катерины Ивановны ум мешается; у вас самой ум мешается, - проговорил он после некоторого молчания.
Five minutes passed.
Прошло минут пять.
He still paced up and down the room in silence, not looking at her.
Он все ходил взад и вперед, молча и не взглядывая на нее.
At last he went up to her; his eyes glittered.
Наконец подошел к ней; глаза его сверкали.
He put his two hands on her shoulders and looked straight into her tearful face.
Он взял ее обеими руками за плечи и прямо посмотрел в ее плачущее лицо.
His eyes were hard, feverish and piercing, his lips were twitching.
Взгляд его был сухой, воспаленный, острый, губы его сильно вздрагивали...
All at once he bent down quickly and dropping to the ground, kissed her foot.
Вдруг он весь быстро наклонился и, припав к полу, поцеловал ее ногу.
Sonia drew back from him as from a madman.
Соня в ужасе от него отшатнулась, как от сумасшедшего.
And certainly he looked like a madman.
И действительно, он смотрел как совсем сумасшедший.
"What are you doing to me?" she muttered, turning pale, and a sudden anguish clutched at her heart.
- Что вы, что вы это?
Передо мной! - пробормотала она, побледнев, и больно-больно сжало вдруг ей сердце.
He stood up at once.
Он тотчас же встал.
"I did not bow down to you, I bowed down to all the suffering of humanity," he said wildly and walked away to the window.
- Я не тебе поклонился, я всему страданию человеческому поклонился, - как-то дико произнес он и отошел к окну.
"Listen," he added, turning to her a minute later.
"I said just now to an insolent man that he was not worth your little finger... and that I did my sister honour making her sit beside you."
- Слушай, - прибавил он, воротившись к ней через минуту, - я давеча сказал одному обидчику, что он не стоит одного твоего мизинца... и что я моей сестре сделал сегодня честь, посадив ее рядом с тобою.
"Ach, you said that to them!
- Ах, что вы это им сказали!
And in her presence?" cried Sonia, frightened.
"Sit down with me!
И при ней? - испуганно вскрикнула Соня, - сидеть со мной!
An honour!
Честь!
Why, I'm... dishonourable....
Ah, why did you say that?"
Да ведь я... бесчестная... я великая, великая грешница!
"It was not because of your dishonour and your sin I said that of you, but because of your great suffering.
Ах, что вы это сказали!
- Не за бесчестие и грех я сказал это про тебя, а за великое страдание твое.
But you are a great sinner, that's true," he added almost solemnly, "and your worst sin is that you have destroyed and betrayed yourself _for nothing_.
А что ты великая грешница, то это так, - прибавил он почти восторженно, - а пуще всего, тем ты грешница, что понапрасну умертвила и предала себя.
Isn't that fearful?
Еще бы это не ужас!
Isn't it fearful that you are living in this filth which you loathe so, and at the same time you know yourself (you've only to open your eyes) that you are not helping anyone by it, not saving anyone from anything?
Еще бы не ужас, что ты живешь в этой грязи, которую так ненавидишь, и в то же время знаешь сама (только стоит глаза раскрыть), что никому ты этим не помогаешь и никого ни от чего не спасаешь!
скачать в HTML/PDF
share