4#

Преступление и наказание, Часть четвертая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть четвертая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 55 из 81  ←предыдущая следующая→ ...

"Come, sit down, old man... or perhaps you don't like to be called 'my dear fellow' and 'old man!'--_tout court_?
- Ну, садитесь-ка, батюшка!
Али вы, может, не любите, чтобы вас называли почтеннейшим и... батюшкой, - этак tout court? .
Please don't think it too familiar....
За фамильярность, пожалуйста, не сочтите...
Here, on the sofa."
Вот сюда-с, на диванчик.
Raskolnikov sat down, keeping his eyes fixed on him.
Раскольников сел, не сводя с него глаз.
"In our domain," the apologies for familiarity, the French phrase _tout court_, were all characteristic signs.
"В наших краях", извинения в фамильярности, французское словцо "tout court" и проч., и проч., - все это были признаки характерные.
"He held out both hands to me, but he did not give me one--he drew it back in time," struck him suspiciously.
"Он, однако ж, мне обе руки-то протянул, а ни одной ведь не дал, отнял вовремя", - мелькнуло в нем подозрительно.
Both were watching each other, but when their eyes met, quick as lightning they looked away.
Оба следили друг за другом, но только что взгляды их встречались, оба, с быстротою молнии, отводили их один от другого.
"I brought you this paper... about the watch.
Here it is.
- Я вам принес эту бумажку... об часах-то... вот-с.
Is it all right or shall I copy it again?"
Так ли написано или опять переписывать?
"What?
- Что?
A paper?
Бумажка?
Yes, yes, don't be uneasy, it's all right," Porfiry Petrovitch said as though in haste, and after he had said it he took the paper and looked at it.
Так, так... не беспокойтесь, так точно-с, - проговорил, как бы спеша куда-то, Порфирий Петрович и, уже проговорив это, взял бумагу и просмотрел ее.
"Yes, it's all right.
- Да, точно так-с.
Nothing more is needed," he declared with the same rapidity and he laid the paper on the table.
Больше ничего и не надо, - проговорил он тою же скороговоркой и положил бумагу на стол.
A minute later when he was talking of something else he took it from the table and put it on his bureau.
Потом, через минуту, уже говоря о другом, взял ее опять со стола и переложил к себе на бюро.
"I believe you said yesterday you would like to question me... formally... about my acquaintance with the murdered woman?"
Raskolnikov was beginning again.
"Why did I put in
'I believe'" passed through his mind in a flash.
- Вы, кажется, говорили вчера, что желали бы спросить меня... форменно... о моем знакомстве с этой... убитой? - начал было опять Раскольников, - "ну зачем я вставил кажется? - промелькнуло в нем как молния.
"Why am I so uneasy at having put in that '_I believe_'?" came in a second flash.
- Ну зачем я так беспокоюсь о том, что вставил это кажется?" - мелькнула в нем тотчас же другая мысль, как молния.
And he suddenly felt that his uneasiness at the mere contact with Porfiry, at the first words, at the first looks, had grown in an instant to monstrous proportions, and that this was fearfully dangerous.
His nerves were quivering, his emotion was increasing.
И он вдруг ощутил, что мнительность его, от одного соприкосновения с Порфирием, от двух только слов, от двух только взглядов, уже разрослась в одно мгновение в чудовищные размеры... и что это страшно опасно: нервы раздражаются, волнение увеличивается.
"It's bad, it's bad!
"Беда!
Беда!..
I shall say too much again."
Опять проговорюсь".
"Yes, yes, yes!
- Да-да-да!
There's no hurry, there's no hurry," muttered Porfiry Petrovitch, moving to and fro about the table without any apparent aim, as it were making dashes towards the window, the bureau and the table, at one moment avoiding Raskolnikov's suspicious glance, then again standing still and looking him straight in the face.
Не беспокойтесь!
Время терпит, время терпит-с, - бормотал Порфирий Петрович, похаживая взад и вперед около стола, но как-то без всякой цели, как бы кидаясь то к окну, то к бюро, то опять к столу, то избегая подозрительного взгляда Раскольникова, то вдруг сам останавливаясь на месте и глядя на него прямо в упор.
скачать в HTML/PDF
share