StudyEnglishWords

4#

Преступление и наказание, Часть четвертая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть четвертая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 76 из 81  ←предыдущая следующая→ ...

"You must forgive me, Porfiry Petrovitch, for what has just passed...
I lost my temper," began Raskolnikov, who had so far regained his courage that he felt irresistibly inclined to display his coolness.
- А вы меня, Порфирий Петрович, извините насчет давешнего... я погорячился, - начал было совершенно уже ободрившийся, до неотразимого желания пофорсить, Раскольников.
"Don't mention it, don't mention it," Porfiry replied, almost gleefully.
- Ничего-с, ничего-с... - почти радостно подхватил Порфирий.
"I myself, too...
- Я и сам-то-с...
I have a wicked temper, I admit it!
Ядовитый характер у меня, каюсь, каюсь!
But we shall meet again.
Да вот мы увидимся-с.
If it's God's will, we may see a great deal of one another."
Если бог приведет, так и очень, и очень увидимся-с!..
"And will get to know each other through and through?" added Raskolnikov.
- И окончательно познаем друг друга? - подхватил Раскольников.
"Yes; know each other through and through," assented Porfiry Petrovitch, and he screwed up his eyes, looking earnestly at Raskolnikov.
- И окончательно познаем друг друга, - поддакнул Порфирий Петрович и, прищурившись, весьма серьезно посмотрел на него.
"Now you're going to a birthday party?"
- Теперь на именины-с?
"To a funeral."
- На похороны-с.
"Of course, the funeral!
- Да, бишь, на похороны!
Take care of yourself, and get well."
Здоровье-то свое берегите, здоровье-то-с...
"I don't know what to wish you," said Raskolnikov, who had begun to descend the stairs, but looked back again.
"I should like to wish you success, but your office is such a comical one."
- А уж я и не знаю, чего вам пожелать с своей стороны! - подхватил Раскольников, уже начинавший спускаться с лестницы, но вдруг опять оборачиваясь к Порфирию, - пожелал бы бо'льших успехов, да ведь видите, какая ваша должность комическая!
"Why comical?"
Porfiry Petrovitch had turned to go, but he seemed to prick up his ears at this.
- Почему же комическая-с? - тотчас навострил уши Порфирий Петрович, тоже повернувшийся было уйти.
"Why, how you must have been torturing and harassing that poor Nikolay psychologically, after your fashion, till he confessed!
You must have been at him day and night, proving to him that he was the murderer, and now that he has confessed, you'll begin vivisecting him again.
- Да как же, вот этого бедного Миколку вы ведь как, должно быть, терзали и мучили, психологически-то, на свой манер, покамест он не сознался; день и ночь, должно быть, доказывали ему:
"Ты убийца, ты убийца..." - ну а теперь, как он уж сознался, вы его опять по косточкам разминать начнете:
'You are lying,' you'll say.
"Врешь, дескать, не ты убийца!
'You are not the murderer!
Не мог ты им быть!
You can't be!
Не свои ты слова говоришь!"
It's not your own tale you are telling!'
You must admit it's a comical business!"
Ну, так как же после этого должность не комическая?
"He-he-he!
- Хе-хе-хе!
You noticed then that I said to Nikolay just now that it was not his own tale he was telling?"
А таки заметили, что я сказал сейчас Николаю, что он "не свои слова говорит"?
"How could I help noticing it!"
- Как не заметить?
"He-he!
- Хе-хе!
You are quick-witted.
Остроумны, остроумны-с.
You notice everything!
Все-то замечаете!
You've really a playful mind!
Настоящий игривый ум-с!
And you always fasten on the comic side... he-he!
И самую-то комическую струну и зацепите... хе-хе!
They say that was the marked characteristic of Gogol, among the writers."
Это ведь у Гоголя, из писателей, говорят, эта черта была в высшей-то степени?
"Yes, of Gogol."
- Да, у Гоголя.
"Yes, of Gogol....
I shall look forward to meeting you."
- Да-с, у Гоголя-с... до приятнейшего свидания-с.
"So shall I."
- До приятнейшего свидания...
Raskolnikov walked straight home.
Раскольников прошел прямо домой.
He was so muddled and bewildered that on getting home he sat for a quarter of an hour on the sofa, trying to collect his thoughts.
Он до того был сбит и спутан, что, уже придя домой и бросившись на диван, с четверть часа сидел, только отдыхая и стараясь хоть сколько-нибудь собраться с мыслями.
скачать в HTML/PDF
share