4#

Преступление и наказание, Часть четвертая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть четвертая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 8 из 81  ←предыдущая следующая→ ...

What are you talking about?" cried Raskolnikov.
Про что вы это? - вскричал Раскольников.
"What do I mean?
- Про что?
I really don't know...."
Svidrigailov muttered ingenuously, as though he, too, were puzzled.
А право, не знаю про что... - чистосердечно, и как-то сам запутавшись, пробормотал Свидригайлов.
For a minute they were silent.
С минуту помолчали.
They stared in each other's faces.
Оба глядели друг на друга во все глаза.
"That's all nonsense!"
Raskolnikov shouted with vexation.
- Все это вздор! - с досадой вскрикнул Раскольников.
"What does she say when she comes to you?"
- Что ж она вам говорит, когда приходит?
"She!
- Она-то?
Would you believe it, she talks of the silliest trifles and--man is a strange creature--it makes me angry.
Вообразите себе, о самых ничтожных пустяках, и подивитесь человеку: меня ведь это-то и сердит.
The first time she came in (I was tired you know: the funeral service, the funeral ceremony, the lunch afterwards.
At last I was left alone in my study.
I lighted a cigar and began to think), she came in at the door.
В первый раз вошла (я, знаете, устал: похоронная служба, со святыми упокой, потом лития, закуска, - наконец-то в кабинете один остался, закурил сигару, задумался), вошла в дверь:
'You've been so busy to-day, Arkady Ivanovitch, you have forgotten to wind the dining-room clock,' she said.
"А вы, говорит, Аркадий Иванович, сегодня за хлопотами и забыли в столовой часы завести".
All those seven years I've wound that clock every week, and if I forgot it she would always remind me.
А часы эти я, действительно, все семь лет, каждую неделю сам заводил, а забуду - так всегда, бывало, напомнит.
The next day I set off on my way here.
На другой день я уж еду сюда.
I got out at the station at daybreak; I'd been asleep, tired out, with my eyes half open, I was drinking some coffee.
I looked up and there was suddenly Marfa Petrovna sitting beside me with a pack of cards in her hands.
Вошел, на рассвете, на станцию, - за ночь вздремнул, изломан, глаза заспаны, - взял кофею; смотрю - Марфа Петровна вдруг садится подле меня, в руках колода карт:
'Shall I tell your fortune for the journey, Arkady Ivanovitch?'
"Не загадать ли вам, Аркадий Иванович, на дорогу-то?"
She was a great hand at telling fortunes.
А она мастерица гадать была.
I shall never forgive myself for not asking her to.
Ну, и не прощу же себе, что не загадал!
I ran away in a fright, and, besides, the bell rang.
Убежал, испугавшись, а тут, правда, и колокольчик.
I was sitting to-day, feeling very heavy after a miserable dinner from a cookshop; I was sitting smoking, all of a sudden Marfa Petrovna again.
She came in very smart in a new green silk dress with a long train.
Сижу сегодня после дряннейшего обеда из кухмистерской, с тяжелым желудком, - сижу, курю - вдруг опять Марфа Петровна, входит вся разодетая в новом шелковом зеленом платье, с длиннейшим хвостом:
'Good day, Arkady Ivanovitch!
"Здравствуйте, Аркадий Иванович!
How do you like my dress?
Как на ваш вкус мое платье?
Aniska can't make like this.' (Aniska was a dressmaker in the country, one of our former serf girls who had been trained in Moscow, a pretty wench.) She stood turning round before me.
I looked at the dress, and then I looked carefully, very carefully, at her face.
Аниська так не сошьет". (Аниська - это мастерица у нас в деревне, из прежних крепостных, в ученье в Москве была - хорошенькая девчонка.) Стоит, вертится передо мной.
скачать в HTML/PDF
share