StudyEnglishWords

5#

Преступление и наказание, Часть пятая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть пятая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 31 из 79  ←предыдущая следующая→ ...

Katerina Ivanovna rose from her chair, and with a stern and apparently calm voice (though she was pale and her chest was heaving) observed that "if she dared for one moment to set her contemptible wretch of a father on a level with her papa, she, Katerina Ivanovna, would tear her cap off her head and trample it under foot."
Катерина Ивановна встала со стула и строго, по-видимому спокойным голосом (хотя вся бледная и с глубоко подымавшеюся грудью), заметила ей, что если она хоть только один еще раз осмелится "сопоставить на одну доску своего дрянного фатеришку с ее папенькой, то она, Катерина Ивановна, сорвет с нее чепчик и растопчет его ногами".
Amalia Ivanovna ran about the room, shouting at the top of her voice, that she was mistress of the house and that Katerina Ivanovna should leave the lodgings that minute; then she rushed for some reason to collect the silver spoons from the table.
Услышав это, Амалия Ивановна забегала по комнате, крича изо всех сил, что она хозяйка и чтоб Катерина Ивановна "в сию минуту съезжаль с квартир"; затем бросилась для чего-то обирать со стола серебряные ложки.
There was a great outcry and uproar, the children began crying.
Поднялся гам и грохот; дети заплакали.
Sonia ran to restrain Katerina Ivanovna, but when Amalia Ivanovna shouted something about "the yellow ticket," Katerina Ivanovna pushed Sonia away, and rushed at the landlady to carry out her threat.
Соня бросилась было удерживать Катерину Ивановну; но когда Амалия Ивановна вдруг закричала что-то про желтый билет, Катерина Ивановна отпихнула Соню и пустилась к Амалии Ивановне, чтобы немедленно привести свою угрозу, насчет чепчика, в исполнение.
At that minute the door opened, and Pyotr Petrovitch Luzhin appeared on the threshold.
В эту минуту отворилась дверь, и на пороге комнаты вдруг показался Петр Петрович Лужин.
He stood scanning the party with severe and vigilant eyes.
Он стоял и строгим, внимательным взглядом оглядывал всю компанию.
Katerina Ivanovna rushed to him.
Катерина Ивановна бросилась к нему.
CHAPTER III
III
"Pyotr Petrovitch," she cried, "protect me... you at least!
- Петр Петрович! - закричала она, - защитите хоть вы!
Make this foolish woman understand that she can't behave like this to a lady in misfortune... that there is a law for such things....
I'll go to the governor-general himself....
Внушите этой глупой твари, что не смеет она так обращаться с благородной дамой в несчастии, что на это есть суд... я к самому генерал-губернатору...
She shall answer for it....
Она ответит...
Remembering my father's hospitality protect these orphans."
Помня хлеб-соль моего отца, защитите сирот.
"Allow me, madam....
- Позвольте, сударыня...
Allow me."
Pyotr Petrovitch waved her off.
"Your papa as you are well aware I had not the honour of knowing" (someone laughed aloud) "and I do not intend to take part in your everlasting squabbles with Amalia Ivanovna....
Позвольте, позвольте, сударыня, - отмахивался Петр Петрович, - папеньки вашего, как и известно вам, я совсем не имел чести знать... позвольте, сударыня! (кто-то громко захохотал), а в ваших беспрерывных распрях с Амалией Ивановной я участвовать не намерен-с...
I have come here to speak of my own affairs... and I want to have a word with your stepdaughter, Sofya...
Я по своей надобности... и желаю объясниться, немедленно, с падчерицей вашей, Софьей...
Ivanovna, I think it is?
Ивановной...
Кажется, так-с?
Allow me to pass."
Позвольте пройти-с...
Pyotr Petrovitch, edging by her, went to the opposite corner where Sonia was.
И Петр Петрович, обойдя бочком Катерину Ивановну, направился в противоположный угол, где находилась Соня.
Katerina Ivanovna remained standing where she was, as though thunderstruck.
Катерина Ивановна как стояла на месте, так и осталась, точно громом пораженная.
She could not understand how Pyotr Petrovitch could deny having enjoyed her father's hospitality.
Она понять не могла, как мог Петр Петрович отречься от хлеба-соли ее папеньки.
Though she had invented it herself, she believed in it firmly by this time.
Выдумав раз эту хлеб-соль, она уже ей свято верила.
скачать в HTML/PDF
share