StudyEnglishWords

5#

Преступление и наказание, Часть пятая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть пятая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 38 из 79  ←предыдущая следующая→ ...

Were you afraid of the disgrace?
Позора убоялись?
The first step?
Первый шаг?
You lost your head, perhaps?
Потерялись, может быть?
One can quite understand it....
Дело понятное-с; очень понятное-с...
But how could you have lowered yourself to such an action?
Но, однако, для чего же было пускаться в такие качества!
Gentlemen," he addressed the whole company, "gentlemen!
Господа! - обратился он ко всем присутствующим, - господа!
Compassionate and, so to say, commiserating these people, I am ready to overlook it even now in spite of the personal insult lavished upon me!
Сожалея и, так сказать, соболезнуя, я, пожалуй, готов простить, даже теперь, несмотря на полученные личные оскорбления.
And may this disgrace be a lesson to you for the future," he said, addressing Sonia, "and I will carry the matter no further.
Да послужит же, мадемуазель, теперешний стыд вам уроком на будущее, - обратился он к Соне, - а я дальнейшее оставлю втуне и, так и быть, прекращаю.
Enough!"
Довольно!
Pyotr Petrovitch stole a glance at Raskolnikov.
Петр Петрович искоса посмотрел на Раскольникова.
Their eyes met, and the fire in Raskolnikov's seemed ready to reduce him to ashes.
Взгляды их встретились.
Горящий взгляд Раскольникова готов был испепелить его.
Meanwhile Katerina Ivanovna apparently heard nothing.
She was kissing and hugging Sonia like a madwoman.
Между тем Катерина Ивановна, казалось, ничего больше и не слыхала: она обнимала и целовала Соню, как безумная.
The children, too, were embracing Sonia on all sides, and Polenka--though she did not fully understand what was wrong--was drowned in tears and shaking with sobs, as she hid her pretty little face, swollen with weeping, on Sonia's shoulder.
Дети тоже обхватили со всех сторон Соню своими ручонками, а Полечка, - не совсем понимавшая, впрочем, в чем дело, - казалось, вся так и утопала в слезах, надрываясь от рыданий и спрятав свое распухшее от плача хорошенькое личико на плече Сони.
"How vile!" a loud voice cried suddenly in the doorway.
- Как это низко! - раздался вдруг громкий голос в дверях.
Pyotr Petrovitch looked round quickly.
Петр Петрович быстро оглянулся.
"What vileness!"
Lebeziatnikov repeated, staring him straight in the face.
- Какая низость! - повторил Лебезятников, пристально смотря ему в глаза.
Pyotr Petrovitch gave a positive start--all noticed it and recalled it afterwards.
Lebeziatnikov strode into the room.
Петр Петрович даже как будто вздрогнул.
Это заметили все. (Потом об этом вспоминали.) Лебезятников шагнул в комнату.
"And you dared to call me as witness?" he said, going up to Pyotr Petrovitch.
- И вы осмелились меня в свидетели поставить? - сказал он, подходя к Петру Петровичу.
"What do you mean?
- Что это значит, Андрей Семенович?
What are you talking about?" muttered Luzhin.
Про что такое вы говорите? - пробормотал Лужин.
"I mean that you... are a slanderer, that's what my words mean!"
Lebeziatnikov said hotly, looking sternly at him with his short-sighted eyes.
- То значит, что вы... клеветник, вот что значат мои слова! - горячо проговорил Лебезятников, строго смотря на него своими подслеповатыми глазками.
He was extremely angry.
Он был ужасно рассержен.
Raskolnikov gazed intently at him, as though seizing and weighing each word.
Раскольников так и впился в него глазами, как бы подхватывая и взвешивая каждое слово.
Again there was a silence.
Опять снова воцарилось молчание.
Pyotr Petrovitch indeed seemed almost dumbfounded for the first moment.
Петр Петрович почти даже потерялся, особенно в первое мгновение.
"If you mean that for me,..." he began, stammering.
"But what's the matter with you?
- Если это вы мне... - начал он, заикаясь, - да что с вами?
Are you out of your mind?"
В уме ли вы?
"I'm in my mind, but you are a scoundrel!
- Я-то в уме-с, а вот вы так... мошенник!
Ah, how vile!
Ах, как это низко!
I have heard everything.
I kept waiting on purpose to understand it, for I must own even now it is not quite logical....
Я все слушал, я нарочно все ждал, чтобы все понять, потому что, признаюсь, даже до сих пор оно не совсем логично...
What you have done it all for I can't understand."
Но для чего вы все это сделали - не понимаю.
скачать в HTML/PDF
share