5#

Преступление и наказание, Часть пятая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть пятая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 47 из 79  ←предыдущая следующая→ ...

CHAPTER IV
IV
Raskolnikov had been a vigorous and active champion of Sonia against Luzhin, although he had such a load of horror and anguish in his own heart.
Раскольников был деятельным и бодрым адвокатом Сони против Лужина, несмотря на то что сам носил столько собственного ужаса и страдания в душе.
But having gone through so much in the morning, he found a sort of relief in a change of sensations, apart from the strong personal feeling which impelled him to defend Sonia.
Но, выстрадав столько утром, он точно рад был случаю переменить свои впечатления, становившиеся невыносимыми, не говоря уже о том, насколько личного и сердечного заключалось в стремлении его заступиться за Соню.
He was agitated too, especially at some moments, by the thought of his approaching interview with Sonia: he _had_ to tell her who had killed Lizaveta.
He knew the terrible suffering it would be to him and, as it were, brushed away the thought of it.
Кроме того, у него было в виду и страшно тревожило его, особенно минутами, предстоящее свидание с Соней: он должен был объявить ей, кто убил Лизавету, и предчувствовал себе страшное мучение, и точно отмахивался от него руками.
So when he cried as he left Katerina Ivanovna's,
И потому, когда он воскликнул, выходя от Катерины Ивановны:
"Well, Sofya Semyonovna, we shall see what you'll say now!" he was still superficially excited, still vigorous and defiant from his triumph over Luzhin.
"Ну, что вы скажете теперь, Софья Семеновна?", то, очевидно, находился еще в каком-то внешне возбужденном состоянии бодрости, вызова и недавней победы над Лужиным.
But, strange to say, by the time he reached Sonia's lodging, he felt a sudden impotence and fear.
Но странно случилось с ним.
Когда он дошел до квартиры Капернаумова, то почувствовал в себе внезапное обессиление и страх.
He stood still in hesitation at the door, asking himself the strange question:
В раздумье остановился он перед дверью с странным вопросом:
"Must he tell her who killed Lizaveta?"
"Надо ли сказывать, кто убил Лизавету?"
It was a strange question because he felt at the very time not only that he could not help telling her, but also that he could not put off the telling.
Вопрос был странный, потому что он вдруг, в то же время, почувствовал, что не только нельзя не сказать, но даже и отдалить эту минуту, хотя на время, невозможно.
He did not yet know why it must be so, he only _felt_ it, and the agonising sense of his impotence before the inevitable almost crushed him.
Он еще не знал, почему невозможно; он только почувствовал это, и это мучительное сознание своего бессилия перед необходимостию почти придавило его.
To cut short his hesitation and suffering, he quickly opened the door and looked at Sonia from the doorway.
Чтоб уже не рассуждать и не мучиться, он быстро отворил дверь и с порога посмотрел на Соню.
She was sitting with her elbows on the table and her face in her hands, but seeing Raskolnikov she got up at once and came to meet him as though she were expecting him.
Она сидела, облокотясь на столик и закрыв лицо руками, но, увидев Раскольникова, поскорей встала и пошла к нему навстречу, точно ждала его.
"What would have become of me but for you?" she said quickly, meeting him in the middle of the room.
- Что бы со мной без вас-то было! - быстро проговорила она, сойдясь с ним среди комнаты.
Evidently she was in haste to say this to him.
Очевидно, ей только это и хотелось поскорей сказать ему.
It was what she had been waiting for.
Затем и ждала.
Raskolnikov went to the table and sat down on the chair from which she had only just risen.
Раскольников прошел к столу и сел на стул, с которого она только что встала.
She stood facing him, two steps away, just as she had done the day before.
Она стала перед ним в двух шагах, точь-в-точь как вчера.
скачать в HTML/PDF
share