StudyEnglishWords

4#

Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 10 из 120  ←предыдущая следующая→ ...

"And Svidrigailov was a riddle...
А Свидригайлов?
Свидригайлов загадка...
He worried him, that was true, but somehow not on the same point.
Свидригайлов беспокоит его, это правда, но как-то не с той стороны.
He might still have a struggle to come with Svidrigailov.
С Свидригайловым, может быть, еще тоже предстоит борьба.
Svidrigailov, too, might be a means of escape; but Porfiry was a different matter.
Свидригайлов, может быть, тоже целый исход; но Порфирий дело другое.
"And so Porfiry himself had explained it to Razumihin, had explained it _psychologically_.
Итак, Порфирий сам еще и разъяснял Разумихину, психологически ему разъяснял!
He had begun bringing in his damned psychology again!
Опять свою проклятую психологию подводить начал!
Porfiry?
Порфирий-то?
But to think that Porfiry should for one moment believe that Nikolay was guilty, after what had passed between them before Nikolay's appearance, after that tete-a-tete interview, which could have only _one_ explanation? (During those days Raskolnikov had often recalled passages in that scene with Porfiry; he could not bear to let his mind rest on it.) Such words, such gestures had passed between them, they had exchanged such glances, things had been said in such a tone and had reached such a pass, that Nikolay, whom Porfiry had seen through at the first word, at the first gesture, could not have shaken his conviction.
Да чтобы Порфирий поверил хоть на одну минуту, что Миколка виновен, после того, что между ними было тогда, после той сцены, глаз на глаз, до Миколки, на которую нельзя найти правильного толкования, кроме одного? (Раскольникову несколько раз в эти дни мелькалась и вспоминалась клочками вся эта сцена с Порфирием; в целом он бы не мог вынести воспоминания.) Были в то время произнесены между ними такие слова, произошли такие движения и жесты, обменялись они такими взглядами, сказано было кой-что таким голосом, доходило до таких пределов, что уж после этого не Миколке (которого Порфирий наизусть с первого слова и жеста угадал), не Миколке было поколебать самую основу его убеждений.
"And to think that even Razumihin had begun to suspect!
А каково!
Даже Разумихин начал было подозревать!
The scene in the corridor under the lamp had produced its effect then.
Сцена в коридоре, у лампы, прошла тогда не даром.
He had rushed to Porfiry....
Вот он бросился к Порфирию...
But what had induced the latter to receive him like that?
Но с какой же стати этот-то стал его так надувать?
What had been his object in putting Razumihin off with Nikolay?
Что у него за цель отводить глаза у Разумихина на Миколку?
He must have some plan; there was some design, but what was it?
Ведь он непременно что-то задумал; тут есть намерения, но какие?
It was true that a long time had passed since that morning--too long a time--and no sight nor sound of Porfiry.
Правда, с того утра прошло много времени, - слишком, слишком много, а о Порфирии не было ни слуху, ни духу.
Well, that was a bad sign...."
Что ж, это, конечно, хуже..."
Raskolnikov took his cap and went out of the room, still pondering.
Раскольников взял фуражку и, задумавшись, пошел из комнаты.
It was the first time for a long while that he had felt clear in his mind, at least.
Первый день, во все это время, он чувствовал себя, по крайней мере, в здравом сознании.
"I must settle Svidrigailov," he thought, "and as soon as possible; he, too, seems to be waiting for me to come to him of my own accord."
"Надо кончить с Свидригайловым, - думал он, - и во что бы то ни стало, как можно скорей: этот тоже, кажется, ждет, чтоб я сам к нему пришел".
And at that moment there was such a rush of hate in his weary heart that he might have killed either of those two--Porfiry or Svidrigailov.
И в это мгновение такая ненависть поднялась вдруг из его усталого сердца, что, может быть, он бы мог убить когонибудь из этих двух: Свидригайлова или Порфирия.
At least he felt that he would be capable of doing it later, if not now.
По крайней мере, он почувствовал, что если не теперь, то впоследствии он в состоянии это сделать.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1