StudyEnglishWords

4#

Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 106 из 120  ←предыдущая следующая→ ...

At the very beginning of the trial Raskolnikov's mother fell ill.
Еще в начале процесса мать Раскольникова сделалась больна.
Dounia and Razumihin found it possible to get her out of Petersburg during the trial.
Дуня и Разумихин нашли возможным увезти ее из Петербурга на все время суда.
Razumihin chose a town on the railway not far from Petersburg, so as to be able to follow every step of the trial and at the same time to see Avdotya Romanovna as often as possible.
Разумихин выбрал город на железной дороге и в близком расстоянии от Петербурга, чтоб иметь возможность регулярно следить за всеми обстоятельствами процесса и в то же время как можно чаще видеться с Авдотьей Романовной.
Pulcheria Alexandrovna's illness was a strange nervous one and was accompanied by a partial derangement of her intellect.
Болезнь Пульхерии Александровны была какая-то странная, нервная и сопровождалась чем-то вроде помешательства, если не совершенно, то, по крайней мере, отчасти.
When Dounia returned from her last interview with her brother, she had found her mother already ill, in feverish delirium.
Дуня, воротившись с последнего свидания с братом, застала мать уже совсем больною, в жару и в бреду.
That evening Razumihin and she agreed what answers they must make to her mother's questions about Raskolnikov and made up a complete story for her mother's benefit of his having to go away to a distant part of Russia on a business commission, which would bring him in the end money and reputation.
В тот же вечер сговорилась она с Разумихиным, что именно отвечать матери на ее расспросы о брате, и даже выдумала вместе с ним, для матери, целую историю об отъезде Раскольникова куда-то далеко, на границу России, по одному частному поручению, которое доставит ему наконец и деньги, и известность.
But they were struck by the fact that Pulcheria Alexandrovna never asked them anything on the subject, neither then nor thereafter.
Но их поразило, что ни об чем об этом сама Пульхерия Александровна ни тогда, ни потом не расспрашивала.
On the contrary, she had her own version of her son's sudden departure; she told them with tears how he had come to say good-bye to her, hinting that she alone knew many mysterious and important facts, and that Rodya had many very powerful enemies, so that it was necessary for him to be in hiding.
Напротив, у ней у самой оказалась целая история о внезапном отъезде сына; она со слезами рассказывала, как он приходил к ней прощаться; давала при этом знать намекам, что только ей одной известны многие весьма важные и таинственные обстоятельства и что у Роди много весьма сильных врагов, так что ему надо даже скрываться.
As for his future career, she had no doubt that it would be brilliant when certain sinister influences could be removed.
She assured Razumihin that her son would be one day a great statesman, that his article and brilliant literary talent proved it.
Что же касается до будущей карьеры его, то она тоже казалась ей несомненною и блестящею, когда пройдут некоторые враждебные обстоятельства; уверяла Разумихина, что сын ее будет со временем даже человеком государственным, что доказывает его статья и его блестящий литературный талант.
This article she was continually reading, she even read it aloud, almost took it to bed with her, but scarcely asked where Rodya was, though the subject was obviously avoided by the others, which might have been enough to awaken her suspicions.
Статью эту она читала беспрерывно, читала иногда даже вслух, чуть не спала вместе с нею, а все-таки, где именно находится теперь Родя, почти не расспрашивала, несмотря даже на то, что с нею видимо избегали об этом разговаривать, - что уже одно могло возбудить ее мнительность.
They began to be frightened at last at Pulcheria Alexandrovna's strange silence on certain subjects.
Стали, наконец, бояться этого странного молчания Пульхерии Александровны насчет некоторых пунктов.
She did not, for instance, complain of getting no letters from him, though in previous years she had only lived on the hope of letters from her beloved Rodya.
Она, например, даже не жаловалась на то, что от него нет писем, тогда как прежде, живя в своем городке, только и жила одною надеждой и одним ожиданием получить поскорее письмо от возлюбленного Роди.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1