StudyEnglishWords

4#

Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 50 из 120  ←предыдущая следующая→ ...

She told me that she and her daughter could only regard my acquaintance as an honour.
I found out that they had nothing of their own and had come to town upon some legal business.
I proffered my services and money.
I learnt that they had gone to the dancing saloon by mistake, believing that it was a genuine dancing class.
I offered to assist in the young girl's education in French and dancing.
Мне объявили, что мое знакомство и она, и дочь ее могут принимать не иначе как за честь; узнаю, что у них ни кола, ни двора, а приехали хлопотать о чем-то в каком-то присутствии; предлагаю услуги, деньги; узнаю, что они ошибкой поехали на вечер, думая, что действительно танцевать там учат; предлагаю способствовать с своей стороны воспитанию молодой девицы, французскому языку и танцам.
My offer was accepted with enthusiasm as an honour--and we are still friendly....
Принимают с восторгом, считают за честь, и до сих пор знаком...
If you like, we'll go and see them, only not just now."
Хотите, поедем, - только не сейчас.
"Stop!
Enough of your vile, nasty anecdotes, depraved vile, sensual man!"
- Оставьте, оставьте ваши подлые, низкие анекдоты, развратный, низкий, сладострастный человек!
"Schiller, you are a regular Schiller! _O la vertu va-t-elle se nicher?_ But you know I shall tell you these things on purpose, for the pleasure of hearing your outcries!"
- Шиллер-то, Шиллер-то наш, Шиллер-то!
Ou va-t-elle la vertu se nicher?
А знаете, я нарочно буду вам этакие вещи рассказывать, чтобы слышать ваши вскрикивания.
"I dare say.
Наслаждение!
I can see I am ridiculous myself," muttered Raskolnikov angrily.
- Еще бы, разве я сам себе в эту минуту не смешон? - со злобою пробормотал Раскольников.
Svidrigailov laughed heartily; finally he called Philip, paid his bill, and began getting up.
Свидригайлов хохотал во все горло; наконец кликнул Филиппа, расплатился и стал вставать.
"I say, but I am drunk, _assez cause_," he said.
- Ну да и пьян же я, asser cause! - сказал он, - наслаждение!
"It's been a pleasure."
"I should rather think it must be a pleasure!" cried Raskolnikov, getting up.
"No doubt it is a pleasure for a worn-out profligate to describe such adventures with a monstrous project of the same sort in his mind--especially under such circumstances and to such a man as me....
- Еще бы вам-то не ощущать наслаждения, - вскрикнул Раскольников, тоже вставая, - разве для исшаркавшегося развратника рассказывать о таких похождениях, - имея в виду какое-нибудь чудовищное намерение в этом же роде, - не наслаждение да еще при таких обстоятельствах и такому человеку, как я ...
It's stimulating!"
Разжигает.
"Well, if you come to that," Svidrigailov answered, scrutinising Raskolnikov with some surprise, "if you come to that, you are a thorough cynic yourself.
- Ну, если так, - даже с некоторым удивлением ответил Свидригайлов, рассматривая Раскольникова, - если так, то вы и сами порядочный циник.
You've plenty to make you so, anyway.
Материал, по крайней мере, заключаете в себе огромный.
You can understand a great deal... and you can do a great deal too.
Сознавать много можете, много... ну да вы и делать-то много можете.
But enough.
Ну, однако ж, довольно.
I sincerely regret not having had more talk with you, but I shan't lose sight of you....
Искренне жалею, что с вами мало переговорил, да вы от меня не уйдете...
Only wait a bit."
Вот подождите только...
Svidrigailov walked out of the restaurant.
Свидригайлов пошел вон из трактира.
Raskolnikov walked out after him.
Раскольников за ним.
Svidrigailov was not however very drunk, the wine had affected him for a moment, but it was passing off every minute.
Свидригайлов был, однако, не очень много хмелен; в голову только на мгновение ударило, хмель же отходил с каждою минутой.
He was preoccupied with something of importance and was frowning.
Он был чем-то очень озабочен, чем-то чрезвычайно важным, и хмурился.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1