StudyEnglishWords

5#

Путешествия Гулливера. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Путешествия Гулливера". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 138 из 277  ←предыдущая следующая→ ...

I desired the captain would please to accept this ring in return for his civilities; which he absolutely refused.
Я просил капитана принять кольцо в благодарность за оказанные им мне услуги, но он наотрез отказался.
I showed him a corn that I had cut off with my own hand, from a maid of honour’s toe; it was about the bigness of Kentish pippin, and grown so hard, that when I returned England, I got it hollowed into a cup, and set in silver.
Я показал ему также мозоль, которую собственными руками срезал с пальца на ноге одной фрейлины; эта мозоль, величиною с кентское яблоко, была так тверда, что по возвращении в Англию я вырезал из нее кубок и оправил в серебро.
Lastly, I desired him to see the breeches I had then on, which were made of a mouse’s skin.
Наконец, я попросил его рассмотреть штаны из мышиной кожи, которые были тогда на мне.
I could force nothing on him but a footman’s tooth, which I observed him to examine with great curiosity, and found he had a fancy for it.
Я едва убедил капитана принять от меня в подарок хотя бы зуб одного лакея, заметив, что он с большим любопытством рассматривает этот зуб, видимо, очень поразивший его воображение.
He received it with abundance of thanks, more than such a trifle could deserve.
Капитан принял подарок с благодарностью, которой не заслуживала такая безделица.
It was drawn by an unskilful surgeon, in a mistake, from one of Glumdalclitch’s men, who was afflicted with the tooth-ache, but it was as sound as any in his head.
Зуб этот по ошибке был выдернут неопытным хирургом у одного из лакеев Глюмдальклич, страдавшего зубной болью, но оказался совершенно здоровым.
I got it cleaned, and put it into my cabinet.
Вычистив его, я спрятал как диковину себе в комод.
It was about a foot long, and four inches in diameter.
Он был около фута в длину и четыре дюйма в диаметре.
The captain was very well satisfied with this plain relation I had given him, and said, “he hoped, when we returned to England, I would oblige the world by putting it on paper, and making it public.”
Капитан остался очень доволен моим безыскусственным рассказом и выразил надежду, что по возвращении в Англию я окажу услугу всему свету, изложив его на бумаге и сделав достоянием гласности.
My answer was, “that we were overstocked with books of travels: that nothing could now pass which was not extraordinary; wherein I doubted some authors less consulted truth, than their own vanity, or interest, or the diversion of ignorant readers; that my story could contain little beside common events, without those ornamental descriptions of strange plants, trees, birds, and other animals; or of the barbarous customs and idolatry of savage people, with which most writers abound.
На это я ответил, что, по моему мнению, книжный рынок и без того перегружен книга ми путешествий; что в настоящее время нет ничего, что показалось бы нашему читателю необыкновенным, и это заставляет меня подозревать, что многие авторы менее заботятся об истине, чем об удовлетворении своего тщеславия и своей корысти, и ищут только развлечь невежественных читателей; что моя история будет повествовать только о самых обыкновенных событиях и читатель не найдет в ней красочных описаний диковинных растений, деревьев, птиц и животных или же варварских обычаев и идолопоклонства дикарей, которыми так изобилуют многие путешествия.
However, I thanked him for his good opinion, and promised to take the matter into my thoughts.”
Во всяком случае, я поблагодарил капитана за его доброе мнение и обещал подумать об этом.
He said “he wondered at one thing very much, which was, to hear me speak so loud;” asking me “whether the king or queen of that country were thick of hearing?”
Капитан очень удивлялся, почему я так громко говорю, и спросил меня, не были ли туги на ухо король или королева той страны, где я жил.
I told him, “it was what I had been used to for above two years past, and that I admired as much at the voices of him and his men, who seemed to me only to whisper, and yet I could hear them well enough.
Я ответил, что это следствие привычки, приобретенной за последние два года, и что меня, в свою очередь, удивляют голоса капитана и всего экипажа, которые мне кажутся шепотом, хотя я слышу их совершенно ясно.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1