StudyEnglishWords

5#

Путешествия Гулливера. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Путешествия Гулливера". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 53 из 277  ←предыдущая следующая→ ...

I took up twenty waiters in my hand, and placed them on the table: a hundred more attended below on the ground, some with dishes of meat, and some with barrels of wine and other liquors slung on their shoulders; all which the waiters above drew up, as I wanted, in a very ingenious manner, by certain cords, as we draw the bucket up a well in Europe.
Я брал в руку двадцать лакеев и ставил их себе на стол; сотня их товарищей прислуживала внизу на полу: одни носили кушанья, другие таскали на плечах бочонки с вином и всевозможными напитками; лакеи, стоявшие на столе, по мере надобности очень искусно поднимали все это на особых блоках, вроде того как у нас в Европе поднимают ведра воды из колодца.
A dish of their meat was a good mouthful, and a barrel of their liquor a reasonable draught.
Каждое их блюдо я проглатывал в один прием, каждый бочонок вина осушал одним глотком.
Their mutton yields to ours, but their beef is excellent.
Их баранина по вкусу уступает нашей, но зато говядина превосходна.
I have had a sirloin so large, that I have been forced to make three bites of it; but this is rare.
Раз мне достался такой огромный кусок филея, что пришлось разрезать его на три части, но это исключительный случай.
My servants were astonished to see me eat it, bones and all, as in our country we do the leg of a lark.
Слуги бывали очень изумлены, видя, что я ем говядину с костями, как у нас едят жаворонков.
Their geese and turkeys I usually ate at a mouthful, and I confess they far exceed ours.
Здешних гусей и индеек я проглатывал обыкновенно в один прием, и, надо отдать справедливость, птицы эти гораздо вкуснее наших.
Of their smaller fowl I could take up twenty or thirty at the end of my knife.
Мелкой птицы я брал на кончик ножа по двадцати или тридцати штук зараз.
One day his imperial majesty, being informed of my way of living, desired “that himself and his royal consort, with the young princes of the blood of both sexes, might have the happiness,” as he was pleased to call it, “of dining with me.”
Его величество, наслышавшись о моем образе жизни, заявил однажды, что он будет счастлив (так было угодно ему выразиться) отобедать со мною, в сопровождении августейшей супруги и молодых принцев и принцесс.
They came accordingly, and I placed them in chairs of state, upon my table, just over against me, with their guards about them.
Когда они прибыли, я поместил их на столе против себя в парадных креслах, с личной охраной по сторонам.
Flimnap, the lord high treasurer, attended there likewise with his white staff; and I observed he often looked on me with a sour countenance, which I would not seem to regard, but ate more than usual, in honour to my dear country, as well as to fill the court with admiration.
В числе гостей был также лордканцлер казначейства Флимнап, с белым жезлом в руке; я часто ловил его недоброжелательные взгляды, но делал вид, что не замечаю их, и ел более обыкновенного во славу моей дорогой родины и на удивление двору.
I have some private reasons to believe, that this visit from his majesty gave Flimnap an opportunity of doing me ill offices to his master.
У меня есть некоторые основания думать, что это посещение его величества дало повод Флимнапу уронить меня в глазах своего государя.
That minister had always been my secret enemy, though he outwardly caressed me more than was usual to the moroseness of his nature.
Означенный министр всегда был тайным моим врагом, хотя наружно обходился со мною гораздо ласковее, чем того можно было ожидать от его угрюмого нрава.
He represented to the emperor “the low condition of his treasury; that he was forced to take up money at a great discount; that exchequer bills would not circulate under nine per cent. below par; that I had cost his majesty above a million and a half of sprugs” (their greatest gold coin, about the bigness of a spangle) “and, upon the whole, that it would be advisable in the emperor to take the first fair occasion of dismissing me.”
Он поставил на вид императору плохое состояние государственного казначейства, сказав, что вынужден был прибегнуть к займу за большие проценты; что курс банковых билетов упал на девять процентов ниже альпари; что мое содержание обошлось его величеству более чем в полтора миллиона спругов (самая крупная золотая монета у лилипутов, величиною в маленькую блестку) и, наконец, что император поступил бы весьма благоразумно, если бы воспользовался первым благоприятным случаем для высылки меня за пределы империи.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1