6#

Пять недель на воздушном шаре. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Пять недель на воздушном шаре". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 12 из 264  ←предыдущая следующая→ ...

They would have ended badly, some day or other, he thought to himself; no matter what experience one has with men, one does not travel always with impunity among cannibals and wild beasts.
Не сегодня так завтра, размышлял он, это должно плохо кончиться.
Как бы ни был опытен человек, нельзя же безнаказанно бродить всю жизнь среди людоедов и диких зверей.
So, Kennedy besought the doctor to tie up his bark for life, having done enough for science, and too much for the gratitude of men.
The doctor contented himself with making no reply to this.
И Дик горячо уговаривал Самуэля бросить путешествия, уверяя его, что он уже достаточно много сделал для науки, а для того чтобы заслужить благодарность человечества, – и того больше, На все эти уговоры Фергюссон не отвечал ни слова.
He remained absorbed in his own reflections, giving himself up to secret calculations, passing his nights among heaps of figures, and making experiments with the strangest-looking machinery, inexplicable to everybody but himself.
Он был задумчив, занимался какими-то таинственными вычислениями, проводил целые ночи над опытами с необыкновенными приборами, никому до сих пор не известными.
It could readily be guessed, though, that some great thought was fermenting in his brain.
Чувствовалось, что в голове его созревает какой-то великий план.
“What can he have been planning?” wondered Kennedy, when, in the month of January, his friend quitted him to return to London.
«Что он замышляет?» – стал ломать себе голову Кеннеди, когда приятель неожиданно в январе покинул его и уехал в Лондон.
He found out one morning when he looked into the Daily Telegraph.
И вот однажды утром он это, наконец, узнал из заметки
«Дейли телеграф».
“Merciful Heaven!” he exclaimed, “the lunatic! the madman!
– Боже мой! – закричал Дик. – Сумасшедший!
Безумец!
Cross Africa in a balloon!
Лететь через Африку на воздушном шаре!
Nothing but that was wanted to cap the climax!
Этого еще не хватало!
That’s what he’s been bothering his wits about these two years past!”
Так вот, оказывается, что он обдумывал в течение двух лет!
Now, reader, substitute for all these exclamation points, as many ringing thumps with a brawny fist upon the table, and you have some idea of the manual exercise that Dick went through while he thus spoke.
Если мы поставили после каждой его фразы восклицательный знак, то Кеннеди кончал их тем, что ударял себя кулаком по голове, и если вы представите себе эту картину, то получите понятие о состоянии Дика.
When his confidential maid-of-all-work, the aged Elspeth, tried to insinuate that the whole thing might be a hoax—
Экономка Дика, старушка Эльспет, решилась было заикнуться, что это сообщение ложное.
“Not a bit of it!” said he.
“Don’t I know my man?
– Ну, что вы! – воскликнул Кеннеди. – Точно я не узнаю в этом своего друга.
Isn’t it just like him?
Да разве это на него не похоже?
Travel through the air!
Путешествовать по воздуху!
There, now, he’s jealous of the eagles, next!
Он, изволите ли видеть, теперь вздумал соперничать с орлами!
No!
Ну, нет!
I warrant you, he’ll not do it!
Такому не бывать!
I’ll find a way to stop him!
Уж я сумею его образумить!
He! why if they’d let him alone, he’d start some day for the moon!”
Дай ему только волю, – он в один прекрасный день и на луну, пожалуй, отправится.
On that very evening Kennedy, half alarmed, and half exasperated, took the train for London, where he arrived next morning.
В тот же вечер Кеннеди, встревоженный и раздраженный, сел в поезд и на следующий день был в Лондоне.
Three-quarters of an hour later a cab deposited him at the door of the doctor’s modest dwelling, in Soho Square, Greek Street.
Через каких-нибудь три четверти часа его кэб остановился у маленького домика на Греческой улице, возле сквера Сохо, где жил доктор Фергюссон.
скачать в HTML/PDF
share