6#

Пять недель на воздушном шаре. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Пять недель на воздушном шаре". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 128 из 264  ←предыдущая следующая→ ...

Joe will first detach the anchor, and then quickly make his way back to the car.”
А теперь, Джо, ступай скорей, отцепи якорь и мигом возвращайся назад в корзину.
Joe let himself slide down by the rope; and, in a few moments, reappeared at his post; while the balloon, thus liberated, hung almost motionless in the air.
Джо проворно спустился вниз по канату и через несколько минут вернулся обратно.
«Виктория», получив свободу, повисла в воздухе почти неподвижно.
In the mean time the doctor assured himself of the presence of a sufficient quantity of gas in the mixing-tank to feed the cylinder, if necessary, without there being any need of resorting for some time to the Buntzen battery.
В это время доктор убедился, что в смесительной камере есть достаточно газа, чтобы в случае надобности пустить в ход горелку, не прибегая к помощи бунзеновской батареи.
He then took out the two perfectly-isolated conducting-wires, which served for the decomposition of the water, and, searching in his travelling-sack, brought forth two pieces of charcoal, cut down to a sharp point, and fixed one at the end of each wire.
Потом он взял два хорошо изолированных проводника, служивших для разложения воды, и, порывшись в своем дорожном чемодане, достал оттуда два заостренных уголька, которые и прикрепит к концам проводников.
His two friends looked on, without knowing what he was about, but they kept perfectly silent.
Оба его друга смотрели на то, что он делает, ровно ничего не понимая, но молчали.
When the doctor had finished, he stood up erect in the car, and, taking the two pieces of charcoal, one in each hand, drew their points nearly together.
Закончив свою работу, Фергюссон стал посреди корзины и, взяв в каждую руку по проводнику с угольками, сблизил их концы.
In a twinkling, an intense and dazzling light was produced, with an insupportable glow between the two pointed ends of charcoal, and a huge jet of electric radiance literally broke the darkness of the night.
И вдруг яркий, ослепительный, невыносимый для глаз свет вспыхнул между остриями угольков.
Огромный сноп электрического света прорезал ночной мрак.
“Oh!” ejaculated the astonished friends.
– Ах, сэр! – вырвалось у Джо.
“Not a word!” cautioned the doctor.
– Ни слова! – прошептал доктор.
CHAPTER TWENTY-SECOND.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
The Jet of Light.—The Missionary.—The Rescue in a Ray of Electricity.—A Lazarist Priest.—But little Hope.—The Doctor’s Care.—A Life of Self-Denial.—Passing a Volcano.
Сноп света. – Миссцонер. – Похищение при электрическом свете. – Священник-лазарист. – Слабая надежда на выздоровление миссионера. – Заботы доктора. – Самоотверженная жизнь. – Полет над вулканом.
Dr.
Ferguson darted his powerful electric jet toward various points of space, and caused it to rest on a spot from which shouts of terror were heard.
Фергюссон стал направлять яркий сноп электрического света в разные стороны.
Наконец, он остановил его на одном месте, и оттуда сразу донеслись вопли ужаса.
His companions fixed their gaze eagerly on the place.
Дик и Джо смотрели во все глаза на представившееся им зрелище.
The baobab, over which the balloon was hanging almost motionless, stood in the centre of a clearing, where, between fields of Indian-corn and sugar-cane, were seen some fifty low, conical huts, around which swarmed a numerous tribe.
Баобаб, над которым почти неподвижно висела
«Виктория», рос посреди лужайки.
Среди полей кунжута и сахарного тростника разбросано было штук пятьдесят низких хижин с коническими крышами, а вокруг них кишело многочисленное племя негров.
A hundred feet below the balloon stood a large post, or stake, and at its foot lay a human being—a young man of thirty years or more, with long black hair, half naked, wasted and wan, bleeding, covered with wounds, his head bowed over upon his breast, as Christ’s was, when He hung upon the cross.
Почти под самой
«Викторией», в каких-нибудь ста футах от нее, стоял столб.
У подножия его виднелось человеческое существо – молодой человек лет тридцати, с длинными черными волосами, полуголый, худой, окровавленный и израненный; он склонил голову на грудь, как распятый Исус.
скачать в HTML/PDF
share